Среднеазиатский транзит. Часть вторая — Таджикистан

Среднеазиатский транзит. Часть вторая — Таджикистан

  • 13 июля 2020
  • 0
Как ни хотелось нам поскорее оказаться в горах, но проскочить мимо Душанбе мы не могли. И главная причина – пропуск в пограничную Горно-Бадахшанскую автономную область.

Прошения мы отправляли ещё из дома, и в столице нас ждали уже согласованные документы. Знакомство с самим городом свелось к нескольким кругам по центральным улицам в поисках необходимых адресов, а также небольшой вылазке в центральный городской парк «Рудаки» и на площадь Дусти.

Площадь Дусти. Душанбе. Таджикистан

При 50-градусной жаре, накрывшей город, наслаждаться видами было довольно трудно. Даже самый высокий флагшток, вошедший в Книгу рекордов Гиннеса, не смог заставить нас совершить прогулку до сквера национального флага Таджикистана. Наш основной маршрут уходил из Душанбе вниз по карте, в сторону погранзоны с Афганистаном, но мы покинули город в противоположном направлении.

Парк Рудаки. Душанбе. Таджикистан 

Фанские горы – территория преимущественно альпинистов и приверженцев пешего туризма, так как автомобильные дороги ограничиваются предгорьями и помогают добраться до населённых пунктов или альплагерей. При этом самое интересное, что суровые четырёх- и пятитысячные вершины, сказочные горные озёра расположены в глубине хребта. Впрочем, есть и исключения, например, жемчужина Фанских гор – озеро Искандеркуль. Это первый от столицы водоём в Фанах, и к нему ведёт хорошая дорога. Она с лёгкостью укладывается в один день и тем самым удачно вписывается даже в самый плотный график. Правда, за удовольствие оказаться в горном оазисе придётся заплатить: деньгами – на пути расположено несколько пунктов оплаты дорожного сбора, а также отсутствием кислорода – чуть более пяти километров приходится пройти Анзобским тоннелем, вторым по протяжённости в Средней Азии и напрочь лишённым вентиляции.

Анзобский тоннель

«Альтернативы этому пути власти нам не оставили», – сетуют местные жители. Проходящий параллельно Анзобский перевал, по их словам, в последние годы просто перестали расчищать от завалов. Но увиденное в конечной точке перевешивает все сложности пути: изумрудная вода, переливающаяся в солнечных лучах, и неприступные скалы, обрамляющие озеро со всех сторон.

Окутанный горной свежестью (сказывается расположение на высоте более 2 000 метров) и легендами, Искандеркуль на деле оказался не самым удобным местом для длительного отдыха. По периметру большей части озера идёт грунтовая дорожка, и, даже несмотря на то что это самый крупный водоём из Фанской группы, всю её можно преодолеть за час. На всём протяжении пути нас сопровождали отвесные скалистые берега, и нашлось лишь пару мест, подходящих для установки лагеря с автомобилем. При этом одно из них находилось в прибрежных кустах, где турист мог быть до костей обглодан местной мошкарой, а другое – на вершине одного из отрогов, рядом с вертолётной площадки и резиденцией президента, что значительно повышало вероятность встречи с первым лицом государства прямо на пороге палатки. Небольшой пологий участок побережья заполнен базами отдыха. Однако окунуться (если хватит духа войти в ледяную воду) можно свободно на пляже любой из них.

Озеро Искандеркуль. Таджикистан

Настоящей вишенкой на торте при посещении Искандеркуля стала прогулка к водопаду в ущелье реки Икандердарья. До последнего момента он скрыт от посторонних взглядов, и только сделав пару шагов по помосту из железных прутьев над бездной пропастью, путешественник оказывается в облаке водяной пыли от срывающегося в десятке метров потока воды. Ощущения при этом, как вы понимаете, непередаваемые. «Я сердце оставил в Фанских горах, теперь бессердечный хожу по равнинам» – эти строчки из песни Юрия Визбора наполнятся особым смыслом для каждого, кому удастся здесь побывать!

Памирский тракт, пленяющий автопутешественников статусом одной из самых высокогорных дорог мира, – это ещё и основная артерия, связывающая Горно-Бадахшанскую область с цивилизацией. И если для нас прохождение этого участка – настоящее приключение, то для местных – будничная необходимость. Весь тракт делится на две части. Первая, самая молодая, 1940 года постройки – Западная, имени Сталина. Эта дорога соединяет столицу Таджикистана и памирский город Хорог. Хотя этот путь сегодня тоже можно проделать двумя маршрутами. Верхняя дорога, она же Тавилдаринская трасса, не может похвастаться асфальтом, зато обещает путешественнику головокружительные виды с перевала Хабуробод, и нижняя, где расположена самая высокая в мире насыпная плотина и мощнейшая в Центральной Азии Нурекская ГЭС.

Водохранилище Нурекской ГЭС. Таджикистан

Мы поехали по нижней дороге, и первое, что встретилось нам на пути, – два водосбросных канала гидроэлектростанции, низвергающие сотни кубометров воды впустую... Зрелище это, конечно, впечатляющее, а после примитивных подсчётов финансовых потерь ещё и удручающее. Выправить ситуацию могло бы возобновление если уж не дружбы, то хотя бы экономического сотрудничества между странами региона, но... Дорога упирается непосредственно в ГЭС. При этом выполненная из природного камня плотина не сразу заметна. С точки зрения специалистов по строительству, использование местного горного материала – отличный ход для профилактики прорывов, но путешественник в первую очередь отметит гармоничность, с которой дело рук человеческих вписывается в окружающий пейзаж. Будто бы так было задумано самой природой.

Нурекская ГЭС. Таджикистан

Находясь в стране третьи сутки, в Кулябе, последнем полноценном городе на ближайшие сотни километров, в отделении ОВИРа мы оформили регистрацию на всё время пребывания в стране вплоть до самого выезда из Таджикистана, а также пополнили запасы провизии и топлива (желающим залить баки на фирменной АЗС известного российского поставщика стоит сделать это заранее на трассе). И вот долгожданный момент: появляется река Пяндж, две отвесные скалы по её берегам образуют ущелье. С одной его стороны по скальной полке проходит таджикский Памирский тракт, с другой – ленточка афганской дороги. Но свежеуложенный асфальт под колёсами есть только у нас. Кстати, несмотря на окружающие дорогу горы, на протяжении пути можно найти уютные места для ночлега. Достаточно съехать в одно из многочисленных боковых ущелий, забраться на ближайшую возвышенность или по приглашению местных укрыться в абрикосовом саду. В любом случае путешественника здесь не оставят на улице – нас неоднократно звали на ночёвку или просто на застолье.

Недалеко от Шурообода располагается первый приграничный КПП с обязательной проверкой регистрации в стране, наличия пропусков в Горно-Бадахшанскую область и внесением данных об экипаже и маршруте в журналы пограничников. На протяжении тракта повторить эту процедуру придётся с десяток раз, так что возможность проскочить зайцем исключена. Ближайший город, где при необходимости можно найти и топливо, и магазин, – Калай-Хумб. Примечательно это место ещё и тем, что сюда выходит и верхняя Тавилдаринская трасса, и заканчивается хороший асфальт. Дальше только разбитое вдребезги советское наследие. И вот тут поток фур, курсирующих из Китая и обратно, становится крайне неприятным попутчиком, а в некоторых ситуациях и вовсе камнем преткновения.

Памирский тракт

Так, буквально перед нашим приездом с афганской стороны сошёл крупный сель, и уровень в Пяндже поднялся на несколько метров, местами затопив дорогу. За считаные дни титаническими усилиями дорожных рабочих в скале была проложена новая. И этот наскоро сделанный карниз стал для дальнобойщиков настоящей ловушкой – кусок скалы, торчащий с потолка, не пускал фуры дальше. Некоторые жертвовали машинами и, изрядно царапаясь бортом, продолжали путь, некоторые создавали пробку, пытаясь проехать без повреждений... Именно в такой затор попали и мы, оказавшись запертыми под нависающими сверху многотонными глыбами – положение, изрядно щекочущее нервы!

Памирский тракт. Аул на афганской стороне

Город Хорог – настоящее спасение. И дело не столько в том, что здесь можно найти АЗС, супермаркет, кафе, гостиницы и другие блага цивилизации. Здесь берёт начало второй участок Памирского тракта – Восточный. И в то время как мы нарочно выбрали более сложный путь и продолжили движение по нижней дороге вдоль Пянджа и границы с Афганистаном, местные и дальнобойщики предпочитают верхнюю, вдоль реки Гунт – короткую и асфальтированную. Восточный Памир, в отличие от Западного, более высотный. Прямо из Хорога начинается набор высоты, и на протяжении пары следующих дней мы не опускались ниже отметки в 2500 метров. Растут и окружающие горы – теперь вокруг пяти- и шеститысячники с пиками, покрытыми вечными льдами, а на смену узкому ущелью приходит широкая речная долина с пологими берегами. И когда Пяндж уходит в Афганистан, дорога продолжает движение вдоль реки Памир и крутым серпантином забирается на высокогорное плато. Здесь начинается царство выжженной земли со скудной растительностью и уходящей за горизонт, прямой как стрела дорогой. Находясь выше 3 500 метров, ощущение высоты притупляется, а окружающие тебя многотысячные горы кажутся сопками. Их истинный размер выдаёт лишь снег на вершинах. Как оазисы в степи появляются озёра. Много озёр! Их изучение достойно отдельной поездки, и для посещения многих потребуются дополнительные разрешения. К примеру, Сарезское озеро находится под пристальным внимание МЧС, и поход туда (а добраться можно исключительно пешком) согласовывается именно с этим министерством. Примечателен и район системы озёр Яшилькуль и Булункуль. Здесь расположены живописные места отдыха и национальный парк, нижняя дорога сливается с верхней, под колёсами появляется долгожданный асфальт. А по хорошей дороге до Мургаба всего пара часов.

Перевал Ак-Байтал (4 655 метров н.у.м.)

Мургаб – самый высокогорный населённый пункт Средней Азии, он расположен на высоте 3 600 метров! Для путешественников он интересен несколькими заправками, магазином и, судя по количеству гостей всех национальностей, культовой гостиницей и кафе «Памир». Однако само по себе наличие АЗС не является гарантией, что на ней будет топливо (природные катаклизмы часто мешают его доставке) или будут работать колонки. Но поиски дизеля на базе китайских дальнобойщиков или заправка из железного ведра не способны напугать путешественника, прошедшего Узбекистан!

После Мургаба дорога вновь уходит напрямую через плато и одновременно с этим начинает ползти вверх. На протяжении всего тракта переваливать за 4 000 метров приходится не один раз, а самый высокий автомобильный перевал СНГ Ак-Байтал достигает отметки 4 655 метров. Но именно движение по направлению из Душанбе в Ош позволяет пройти максимально правильную акклиматизацию: набор высоты проходит постепенно, а кратковременные подъёмы на высокогорные перевалы понемногу готовят организм. И благодаря этому Ак-Байтал не вызвал у нас абсолютно никаких осложнений, хотя несколько экипажей, которые мы встретили со стороны Оша, жаловались на сильные приступы горной болезни – с их стороны высота растёт куда быстрее... А на горизонте уже замаячил новый заснеженный хребет, где в тучах спрятался один из пяти семитысячников Средней Азии.

По ставшей в нашей поездке традиции пересечение очередного пограничного КПП заняло около десяти минут. Зато около часа ушло на преодоление нейтральной территории между Таджикистаном и Кыргызстаном, растянувшейся на 50 километров и включающей в себя перевал Кызыл-Арт (4 280 м). В опускающихся сумерках на Киргизском переходе гостей уже не ждали, но тем не менее приняли вполне радушно. Для въезда в Кыргызстан гражданам РФ можно использовать как внутренние, так и заграничные паспорта. Для автомобиля достаточно свидетельства о регистрации. Паспортный контроль и досмотр транспорта на границе проходит в штатном режиме. При сроке пребывания в стране до 30 дней регистрация в паспортно-визовых органах Кыргызстана не требуется. Нет здесь и обязательного автострахования, но зато на таможне требуется оплатить обязательный экологический сбор: с мототехники – 500 сом, с легковых авто – 1 000, с микроавтобусов и грузовиков – 2 500 сом. При отсутствии киргизской валюты к оплате принимаются и российские рубли по курсу один к одному. Несмотря на оперативное прохождение границы, на очередную точку маршрута мы прибыли уже затемно. И всё, что мы могли понять, сводилось к тому, что вокруг очень темно, очень холодно, а высота – под 4 000 метров. Полная картина открылась с первыми лучами солнца. По кругу поляна, на которой мы расположились, окружена горами, а с одной из сторон возвышается заснеженная гряда.

Пик Ленина (7 134 метров н.у.м.)

Облака, зацепившиеся за вершины, ненадолго расступаются, и открывается пик Ленина. Базовый лагерь одного из азиатских семитысячников стал местом нашей второй в этом путешествии днёвки (первая пришлась на Самарканд). Восхождение на вершину мы благоразумно оставили альпинистам, коих здесь довольно много. Но перевал Путешественников высотой 4 125 метров всё же был нами взят. При том что до отметки 3 900 метров мы без труда поднялись с трёхлетним сыном. С гребня перевала открывается поистине величественный вид на монументальные горы и вечные ледники. Они кажутся совершенно неприступными, но мимо нас невозмутимо одна за другой движутся группы восхождения. Уже к вечеру от дневного солнца и +20° не осталось и следа. Налетел промозглый ветер, и температура единственный раз за всё наше путешествие опустилась ниже нуля, а под утро выпал снег.

С первых дней в Кыргызстане температура за бортом упала, и небо всё чаще разражалось осадками. Первое сделало пребывание на улице более комфортным, второе заметно сказалось на окружающих видах – пейзажи запестрили сочной зеленью, что было непривычно после нескольких тысяч километров выжженной земли. Основными развлечениями для путешественника в этой стране оказываются горные перевалы и озёра. Невозможно проехать больше пары сотен километров, не пересекая очередной хребет. А преодолев пару-тройку перевалов, невозможно не оказаться у водоёма. Прокладывая маршрут на популярное у туристов озеро Сон-Куль, нам пришлось выбирать из четырёх вариантов, каждый из которых, по отзывам, заслуживал посещения. При подъёме мы сделали ставку на перевал Молдо-Ашуу, и, как оказалось, не зря. Очень живописная дорога, берущая начало в хвойном лесу, уходила ввысь захватывающим дух серпантином, а на высокогорном плато раскинулись джайлоо – пастбища для скота, который с наступлением весны киргизы перегоняют ближе к горам. И сами, кстати, тоже покидают свои дома в долине и разбивают настоящие юрточные городки на бескрайних просторах. Несмотря на всю красоту, Сон-Куль своими топкими берегами и холодной водой (ледяная корочка на озере из-за высоты свыше 3 000 метров порой сохраняется до июня) не манил на побережье. Мы забрались на склон ближайшего холма, укрывшись там от гуляющего ветра, и любовались панорамным видом на озёрную гладь и горную цепь на горизонте. Возвращаясь в долину, мы проехали через, наверное, самый популярный перевал Кыргызстана – 33 попугая, но по зрелищности он значительно уступал многим своим предшественницам.

Под размеренное шуршание свежего асфальта мы мчались к месту, которое ещё на стадии планирования маршрута соперничало за статус главной цели путешествия с Памирским трактом – озеро Иссык-Куль. Причём, войдя во вкус дикого отдыха, мы променяли северное побережье с его развитой инфраструктурой и шикарными пляжами на южное с уединённым отдыхом на песочно-ракушечном берегу. После трёхнедельной насыщенной событиями и впечатлениями поездки в планах было провести пару дней «овощами». Первых суток нам хватило на то, чтобы победить ужас холода и искупаться, обгореть на солнце и попробовать свежевыловленного местными мальчишками сига. Несмотря на красоту Тянь-Шаня, было решено двигаться дальше, тем более что осуществлению плана способствовала погода – проливной ливень буквально согнал нас с места. Жаль только, что из-за ливня нам не удалось совершить намеченную прогулку в горы. Прогноз погоды не обещал улучшений, и, оставив озеро в зеркале заднего вида, мы вернулись в Казахстан.

Установив свой новый рекорд – граница Кыргызстан/Казахстан была пройдена за 12 минут, мы встали на обратный путь. Первыми по пути от границы нас встретили Кольсайские озёра – система из трёх горных водоёмов, расположенных друг от друга в паре часов ходьбы, но с ощутимым набором высоты. Автомобильная дорога ведёт только до первого озера, дальнейший маршрут можно преодолеть либо пешком, либо в рамках конной прогулки. В силу своей доступности и красивого горного пейзажа нижний водоём оказался забит туристами. Совсем другое дело – расположенное в соседнем ущелье озеро Каинды. К нему тоже есть подъезд, но преодолеть его без полного привода и увеличенного клиренса окажется делом нелёгким. Зато в награду открывается настоящее чудо – на небольшом участке, затопленном несколько десятилетий назад, прямо в воде стоит «законсервированный» лес. Есть в этом зрелище что-то мистическое и притягательное.

Озеро Каинды. Казахстан

Следующей остановкой стал город Алматы. Задержавшись в пути на день, мы прокатились на канатной дороге от спорткомплекса «Медео» до верхней станции горнолыжного курорта Чимбулак – Талгарского перевала (3 163 метра). Здесь прогулка по горам окажется приятным и интересным времяпрепровождением для всей семьи. Другой достопримечательностью хребта Заилийский Алатау и излюбленным местом отдыха местных жителей является Большое Алматинское озеро.

Большое Алматинское озеро. Казахстан

Правда, оно доступно только для кратковременной прогулки, так как крутые береговые склоны не позволяют расположиться на отдых или ночёвку. Поэтому мы не стали задерживаться, а тронулись в сторону дома, но, проезжая в Шымкенте указатель «Ташкент 100 км», не выдержали и решили заскочить в столицу Узбекистана. Способствовал этому решению и тот факт, что на участке около 50 км здесь расположено сразу четыре контрольно-пропускных пункта. Мы выбрали КПП «Жибек Жолы» и спустя полтора часа оказались в Ташкенте. Жара за 50 градусов вкупе с дефицитом времени ограничили нашу программу знакомством с памятниками Старого города, обзорной экскурсией по широким столичным проспектам и ночёвкой на Чарвакском водохранилище, но нам этого вполне хватило. В конечном счёте, немного разнообразив дорогу, состоявшую из нескольких тысяч километров по степи, мы добрались до дома. Что можно сказать об итогах поездки? Мы прошли впечатляющий разнообразием и красотами маршрут, несмотря на предостережения многих, не отдав ни копейки без нашего на то желания и очевидной необходимости, а заодно освободились от множества нелепых стереотипов о Средней Азии и её населении. И сейчас можно с уверенностью утверждать, что вторая часть путешествия не за горами!

Текст и фотографии Анастасии Костяновой