• Сегодня: Воскресенье, 31 мая, 2020
 
Путешествия   19 апреля 2020   

Приключения в Намибии: Берег Скелетов, гигантские дюны и заброшенный город

Если судить по популярности африканских туров, Намибия является одной из наиболее посещаемых стран Чёрного континента. Считается, что причина этого кроется в удивительном сочетании девственной природы и европейского порядка. По плану кругосветки именно Намибия должна была стать следующей страной нашего маршрута.

Бывшая Германская Юго-Западная Африка с одной стороны граничит с ЮАР, с другой – с Анголой. Огромное пространство пустыни Намиб, Берег Скелетов с останками кораблей, гигантские дюны в Соссусфлей, заброшенный город алмазодобытчиков Колманскоп, племена химба и гереро, жёсткие внедорожные трассы на севере… В общем, нитка нашего маршрута извивалась на карте как змея.

Нам непременно хотелось проехать Намибию своим путём – не обычным туристическим, а более сложным. Именно поэтому мы сразу исключили популярный национальный парк «Этоша», добавив трек по самому северу, ближе к реке Кунене, где дороги были обозначены значком «4х4 Trail», то есть «Маршрут 4х4».

Немецкий порядок

Первое, что бросается в глаза при въезде в страну – это порядок. Немцы, проиграв в Первой мировой войне, лишились своих немногочисленных колониальных владений. Мандат на управление этими территориями получили англичане, и долгое время, вплоть до 1990 года, Намибия входила в состав сначала Южно-Африканского Союза, а затем – Южно-Африканской Республики.

Тем не менее немецкие переселенцы не торопились уезжать с обжитых мест и в большинстве своём остались. Названия городов говорят сами за себя: Людериц, Виндхук, Колманскоп. Несколько тысяч семей здесь до сих пор считают немецкий своим родным языком. Знаки, дороги, чистота наводят на мысль, что вы попали в европейский анклав в сердце Африки.

Намибия и Эфиопия сопоставимы по размерам территорий (эфиопская почти на треть больше), но по количеству населения отличаются в 40 раз. По сравнению с эфиопскими 100 миллионами в Намибии почти пусто – всего 2,5 миллиона человек. И все они сосредоточены в более-менее крупных городах. Асфальтированные дороги здесь идеального качества.

Гравийки, кстати, тоже. Впервые в жизни мы увидели на гравийной дороге ограничение – 100 км/ч. Но самое интересное, что скорость можно спокойно увеличивать до 110, и даже 130. Единственный минус – невероятное количество пыли, попадающее в наш не очень герметичный кунг, каждый вечер приходится выметать добрый килограмм африканского песка.

Кемпинги – особая гордость Намибии. Они есть практически везде, даже в самых отдалённых и глухих уголках страны. Стоят недорого (в среднем 10–15 американских долларов на человека) и, как правило, включают в себя чистую территорию, туалет, душ, часто – место для готовки, возможность купить дрова и доступ к электричеству.

За две недели мы провели буквально несколько дней в гостиницах, да и то исключительно в крупных городах, а остальное время кемпинговались в палатках, чему были несказанно рады. За все предыдущие 25 000 км по восточному побережью мы всего несколько раз имели возможность разложить палатки, но, начиная с Намибии, они стали основным жильём.

Каньон Фиш-Ривер

По гравийным дорогам за день можно спокойно преодолевать по 400–500 км, по пути встретив всего несколько машин и небольших поселений. Такое ощущение, что здесь никто не живёт. Так мы добрались до Фиш-Ривер – самого большого в Африке каньона, находящегося недалеко от границы с ЮАР (откуда мы и въезжали). Как ни странно, понравился нам не столько сам каньон, сколько горячие источники по соседству.

default

Уже после пятнадцати минут созерцания Фиш-Ривер на 40-градусной жаре становится откровенно скучно. Красиво, впечатляюще, но задерживаться не хочется. А вот источники Ай-Айс – настоящее чудо. Помимо зелёного кемпинга, здесь несколько бассейнов с природной тёплой водой. Один из них платный и работает до 20.00, другой, с подсветкой, открыт 24 часа в сутки. Какое же блаженство плавать в воде 34–35 градусов и смотреть на звёздное небо.

Мы наслаждались, понимая, что дальше уровень комфорта будет идти по нисходящей. В соседней Анголе цивилизации куда меньше, а в ДРК (Демократической Республике Конго), Габоне и Камеруне путешествие превратится в настоящее приключение без кемпингов, бассейнов и прочих радостей жизни. Заодно мы наконец сумели разобрать полезные вещи, присланные нашим партнёром – компанией «Полиуретан». Теперь мы ещё и экипированы по полной!

Колманскоп

В 1883 году немецкий торговец Адольф Людериц выменял у местного племени за пару сотен ружей и сотню фунтов золота кусок побережья длиной в 40 миль. Правда, скоро немецкие власти объяснили предприимчивому Адольфу, что земля должна принадлежать Германии и нечего разводить самодеятельность.

Побережье перешло в руки рейха, а название портового города осталось прежним – Людериц. Честно говоря, городом я бы его не назвал, скорее уж поселком городского типа. Зато всё близко и доступно. Ещё на подъезде мы почувствовали неожиданно сильные порывы ветра, а ближе к городу песчаные перемёты на пути. Нам сказали, что это обычная погода для этого времени.

Буквально в 20 минутах от Людерица находится заброшенный город Колманскоп. В начале ХХ века здесь были обнаружены алмазы и началась настоящая алмазная лихорадка. Как в кино. Быстро и с немецкой педантичностью построили город. Дело пошло и из земли извлекали около 5 миллионов карат (около 10 % тогдашней мировой добычи), но уже к 1926 году месторождение полностью исчерпалось. Жители начали покидать дома, и к 1956-му город опустел. Позже алмазный гигант De Beers за свой счёт отреставрировал часть помещений до состояния 1926 года, но часть построек до сих пор занесена песком.

Скорость ветра превышает 90 км/ч. Машину раскачивает из стороны в сторону, на дороге песчаные перемёты, а крупный песок бьёт в стекло и скребёт по корпусу. На въезде в Колманскоп стоит открыть дверь, как в салон врывается песчаный вихрь. Выйти из машины непросто, но даже когда это всё-таки удаётся, ты получаешь порцию песка в лицо, рот, глаза и уши. Мы закутываемся, надеваем толстовки и очки и отправляемся на экскурсию по городу-призраку.

Идти тоже непросто. Ветер сбивает с ног. Фототехника тут же забивается песком. Особенно жуткое впечатление возникает в домах, где через разбитые окна и двери намело целые горы, крыша грохочет от ветра, а через микроскопические щели продолжает сыпаться песок. Я не впервые оказываюсь в заброшенных городах, и ощущение в них всегда одно и то же – хочется сбежать.

Отреставрированные помещения – просто живая история. Зал для кегельбана, спортивный зал, больница, несколько жилых домов с полным убранством: скатертями, кроватями, одеждой, мебелью и даже телефоном на столе. Всё это мы рассматривали под завывание ветра. Возникает ощущение, что пески времени уносят тебя в далёкое прошлое и сейчас ты услышишь звук шагов, голоса, появятся люди, когда-то добывавшие в этом аду алмазы…

Утром, когда мы сели в машины, из всех вентиляционных отверстий пошёл песок. Нам приходилось останавливаться и выметать его в течение всего дня. Воздушный фильтр оказался полностью забит – из него высыпалось около килограмма. После, на заправке, мы долго пылесосили посадочное место фильтра, сам фильтр и в итоге заменили его на новый. Никогда в жизни нам не приходилось видеть столько песка. С этого момента было решено брать с собой специальные насадки на шноркель типа «Циклон», в которых под действием центробежной силы большая часть песчаных крупинок оседает ещё в начале пути.

В каждой стране мы стараемся разыскать хотя бы одного соотечественника, поэтому, вернувшись в Людериц, встретились с Алексеем Завитаевым, 14 лет назад переехавшим жить в Намибию. А он в свою очередь пригласил главу местного офф-роуд клуба, с которым мы хотели обсудить маршрут по северу Намибии. Тех самым 4х4 Trail, которых нет даже на картах Google. После недолго изучения в нашем плане обнаружилось слабое место.

– Вы планируете отправиться с запада на восток в сторону Руаканы?

– Совершенно верно.

– Но перевал Ван Зил можно пройти только в одном направлении – с востока на запад. Тогда сможете спуститься. При движении с запада на восток вы не поднимитесь на перевал, только зря порвете лебёдки. Поверьте, до вас многие пытались это сделать.

Первый раз в жизни мы встречаем односторонний перевал. Я просмотрел не одно видео с его прохождением и немного удивлялся, что это всегда были спуски – ни одного подъёма. Теперь план движения придётся пересмотреть. Конечно, хочется доказать, что уж мы-то сумеем подняться, но на гружёных экспедиционниках… Если что-то случится, мы потеряем там неделю.

Немецкий оазис

Проезжая глухими просёлочными дорогами, мы всякий раз убеждались, что немцы осели здесь навсегда. На карте невзрачной точкой виднелась деревенька Хермелингзхаузен. Сначала я не придал этому значения, ведь немецких названий в Намибии не счесть. Однако, въехав в посёлок, мы остановились, раскрыв рты от удивления. Типичная немецкая гостиница, сад, ресторан с немецкой кухней (с непременным яблочным штруделем) – всё это поразительно напоминало нам виденное в самой Германии. Идеальное место для обеда.

Глиняное плато Соссусфлей

В этом месте пустыня Намиб открывается во всей своей красе. Пожалуй, это самый яркий пейзаж за весь намибийский путь. Оранжевые пески, белое высохшее дно Соссусфлея и нереально синее небо! Но, чтобы это увидеть, нужно проснуться пораньше и с рассветом уже стоять на самой большой дюне. Утром солнце не успевает нагреть пески, температура которых ближе к полудню достигает 40 градусов. Идти лучше в открытой обуви, поскольку в любую другую моментально набивается песок.

Ну а самая эпическая картина открывается в Мёртвой долине. Там, где стоят остовы высохших деревьев. Здесь было снято много голливудских фильмов: «Безумный Макс», «Клетка», «2001 год: Космическая одиссея» и ещё с добрый десяток. Вид и в самом деле инопланетный. Можно договориться с туркомпанией и получить разрешение на проезд с сопровождением отсюда, через пески, до побережья Атлантического океана. Наверняка это очень круто, но, полагаю, что удовольствие не из дешёвых.

Путь в Виндхук

Как мы говорили, гравийные дороги в Намибии почти идеальны. Но наиболее проезжие из них, как и везде, быстро покрываются классической гребёнкой – стиральной доской, методично набиваемой многочисленными внедорожниками. С ней активно борются специальные грейдеры, но они не всегда успевают вовремя выравнивать полотно.

Хотя, спустив давление до полутора атмосфер, можно спокойно плыть по волнам даже не самой ровной дороги. Вот только у члена нашей команды Сергея другие колёса, да к тому же пневмоэлементы в задней части подвески. Стандартное давление (2,2 атм.) не могло не привести к печальным последствиям на просёлочной дороге, на которой всегда найдётся коварная яма.

– Останавливаемся! Похоже, мы что-то отломили, – звучит в рации.

Отломлена чашка переднего левого амортизатора. Ехать дальше нельзя – передний правый амортизатор просто не за что крепить. Поэтому, доехав до кемпа, мы попросили вызвать эвакуатор. Ближайший доступный сразу же выехал из Виндхука, но дело это небыстрое, и мы ждали его после десяти вечера.



А пока перебрались на близлежащую ферму буквально в нескольких километрах от места нашей вынужденной остановки. И тут произошёл забавный случай. Я отправился к управляющей, чтобы объяснить, кто мы и что тут делаем. Женщина внимательно меня выслушала, попыталась было что-то ответить, несколько раз сбивалась и наконец выпалила:

– Sprechen Sie Deutsch?

Получив утвердительный ответ, она радостно защебетала по-немецки, сообщив, что мы можем здесь остановиться и сколько угодно ждать эвакуацию. Не было и девяти вечера, когда во двор влетел потрёпанный внедорожник с платформой. Из него вылезли два растамана в униформе и с ходу начали кричать:

– Йо, бро! Кого надо тащить? Сейчас всё вообще обставим, норм будет…

Вскоре выяснилось, что у платформы не работают тормоза, нет освещения, да и сам прицепной механизм в буквальном смысле слова протёрся и еле держится. Последнюю проблему растаманская парочка проблемой не считала, поскольку у платформы есть страховочный трос.

– Всё будет тип-топ, шеф! Вообще супер! – продолжали они, загружая поврежденный Hilux.

Следующие три часа мы с бешеной скоростью неслись по ночным дорогам Намибии в сторону столицы – Виндхука, стараясь не думать о плохом. Всё обошлось, и к часу ночи мы были на месте. Несмотря на то что на следующий день была суббота и большинство компаний работали не более чем до часа дня, Сергей нашёл сервис, в котором чашка была приварена, а амортизатор установлен на место. Можно ехать дальше!

Кстати, столица Намибии оказалась непохожей на всё виденное доселе в Африке. Прежде всего центр украшает католическая кирха. В остальном архитектура немного напоминает провинциальный американский город 1970–1980-х годов. Для тех, кто скучает по настоящей Германии, можно заглянуть в Joe’s Beerhouse.

Здесь вам предложат с десяток видов местного пива, ну и конечно, свиную рульку Schweinshaxe в двух классических вариантах: gebraten (запечённую) и gekochte (варёную). Мы ели с большим удовольствием и всё никак не могли понять, где мы – в Африке или в Европе?

На Берегу Скелетов

В Уолфиш-Бее и Свакомпунде мы не задерживаемся. Самые обычные городки. Мы мчим на север – там всё самое интересное. Северная часть побережья Намибии носит угрожающее название – Берег Скелетов. Условия для судоходства здесь всегда были непростыми, в результате чего корабли, потерпевшие крушение, много лет скапливались на берегу океана.

Некоторые из них относительно свежие, например, траулер Zeila, затонувший в 1976 году и достаточно неплохо сохранившийся, а от соседнего с ним судна осталось совсем немного, в основном двигатель и небольшая часть корпуса.

Обязательно нужно заехать на лежбище морских котиков. Сотни диких животных совершенно спокойно лежат прямо на берегу моря. Крики, визг, рычание, сопение превращаются в непрерывный гвалт. Если подойти слишком близко, они бросаются, но дальше этого дело обычно не заходит.

После Торра-Бея начинается национальный парк, и дорога заканчивается тупиком. Дальше проезда нет, там закрытая зона, куда можно попасть или на самолёте, или с турфирмой, имеющей на это специальное разрешение. К воротам нацпарка мы приехали около пяти вечера, а работает он с 7 утра до 3 дня. Пришлось ночевать в палатках на берегу океана.

Здесь сильный ветер и даже в трёх сотнях метров от воды большая влажность – долетает водяная пыль. Но кемпинг слишком далеко, и мы ставим палатки на песке, прикрывшись машинами. Всю ночь ревёт ветер. Наутро наши машины оказываются в своеобразной корочке из мелкозернистого песка, скреплённого солёной водяной пылью.

Палатки тоже приходится очищать. Это была самая холодная ночь этапа – + 15–18 °С. Климат побережья прохладен и засушлив, влияет холодное Бенгельское течение, несущее свои воды от мыса Доброй Надежды. Стоит отъехать несколько десятков километров, как на термометре появляется цифра + 35. Мы едем в Пурос, где обитают наши любимцы – слоны. Это самые глухие районы Намибии, где нет поселений и заправок. В наших баках и канистрах топлива на 1 200 км пути.

На пути в Пурос мы сделали остановку в одном из гестхаусов. Его хозяин так проникся историей наших приключений, что предложил показать ещё более дикую, а значит, и более интересную дорогу. Она длиннее ранее запланированной, но шансы увидеть слонов заметно повышаются. Не обозначенная на картах дорога причудливо петляла по высохшему руслу реки, и наконец в паре сотен метров мы увидели слоновье семейство.

А вскоре ещё несколько слоновьих семейств. Они не спешили уходить, неторопливо ужиная прямо перед нашими машинами. Мы медленно двигались по дикой дороге. Нам встречались страусы, убегающие от машин с невероятной скоростью, иногда в свете фар возникали ориксы (сернобыки), которые, находясь в потоке света, бегут только туда, куда светят фары. Приходилось останавливаться и ждать, пока испуганное животное уберётся с дороги.

Пурос

Когда мы въезжали в Пурос, на небе светили звезды, а вокруг стояла кромешная тьма. На картах было обозначено несколько гестхаусов и к каждому из них вела своя пыльная дорога. Заехав в первый, мы обнаружили, что здесь давно никого не было. Зрелище жутковатое: тьма, пыль, песок и среди камней заброшенный кемпинг без единого человека. Около дороги редкие дома, но в них никого нет.

Гестхаусы закончились, и мы уже подумывали разбить лагерь в поле, но в это время прямо из кустов вынырнул потрёпанный Toyota Land Cruiser 76 и помчался за нами. В бликах можно было разглядеть, что за рулём сидит местный рейнджер. Через пять минут он сопроводил нас в единственный общественный кемпинг, который принимает гостей. Там наш провожатый включил насосы и выдал нам дрова. Жизнь вновь стала прекрасной и удивительной.

Глухой север

Большинство туристов уезжает отсюда на северо-восток в национальный парк «Этоша». Мы могли бы сделать то же самое, но нацпарков мы видели много, а вот проехать там, где почти никто не ездит, очень хотелось. Поэтому мы отправились на самый север, где планировали пройти вдоль реки Кунене до границы с Анголой. На Google дорог в этом районе нет. Едва различимые тропки проступали на карте Tracks4Africa.

Местами же было честно написано «Sand». Путешественники, ездившие этим маршрутом, писали, что езда здесь медленная, много скалистых и песчаных участков, несколько сотен километров без цивилизации и заправок. Только поселения племён химба и гереро. Это как раз то, что нам нужно.  

После Пуроса мы периодически теряли дорогу. Местами это была просто тропка между деревьями и скалами, которую можно было и не заметить, пропустив поворот. В каждой машине был свой ответственный за контроль маршрута. В первой же деревне повеяло отчуждением. Белых мы больше не встречали. Местные всё чаще были одеты в национальные племенные одежды и практически не говорили по-английски. Я пытался узнать, где ближайшая заправка, но аборигены только переглядывались между собой, обсуждая, чего этому белому нужно.

Следующие три дня мы пробирались по северным окраинам Намибии. За бортом около + 40 °С. Вокруг сухие кусты, камни и песок. Изредка сквозь кустарник просвечивали незамысловатые жилища химба. Чаще всего это шалаши, сложенные из дерева и глины, покрытые травой. На одном из технических привалов к нам подошла молодая красивая девушка. Надо заметить, что большинство местных женщин ходят с неприкрытой грудью.

– Химба? – спросил я, заранее зная, что нет смысла даже пытаться говорить по-английски.

Красавица улыбнулась и помотала головой.

– Гереро, – негромко произнесла она.

Мы с нескрываемым интересом разглядывали молодую, едва одетую красавицу. Ей мы были интересны не меньше. По этим дорогам редко проезжают путешественники, поэтому, завидев нас, девушка и отважилась на разговор. Правда особенного диалога не вышло, и, подарив ей несколько безделушек, мы двинулись дальше. В одном из сёл племени химба мы устроили раздачу детской одежды. Добрые двадцать минут жители охали и ахали, примеряя диковинные вещи. Мужской части населения, по совету местных жителей, мы купили табак.

Дорога стала медленной и сложной – начался гористый участок. Нам приходилось проползать по каменным выступам на пониженной передаче. Самое неприятное, что скальный грунт резал буквально всё. Голой ногой ступить было практически невозможно — в неё сразу врезались маленькие каменные иголки. Иногда скалы заканчивались, и колёса погружались в глубокий песок. Расход и нагрузка увеличивались, но это было менее опасно, чем карабкаться по скалам.

Из-за особенностей перевала Ван Зил (напоминаю, с него можно спуститься, но нельзя подняться на автомобиле) нам пришлось оставить идею проехать вдоль реки Мариенфлюсс до пограничной реки Кунене. Это добавило бы ещё 2–3 дня пути, да и запасы топлива не были рассчитаны на такой крюк. С глубоким сожалением мы оставили эту идею. К концу третьего дня нам открылось великолепное зрелище – водопад Эпупа на реке Кунене. Несмотря на низкий уровень воды и засуху, с вершин с шумом летели бесконечные потоки. Разумеется, мы не могли не окунуться в чистую, тёплую и прозрачную реку.

На границу

Утром обнаружилось, что мы не напрасно опасались езды по скалам. Наш коллега Эльшан не стал увеличивать давление, продолжив ехать на 1 атм. Три из четырёх его колёс оказались полностью спущенными. Позже мы обнаружим, что маленькие острые кусочки камней как иглы впились в покрышки, а некоторые смогли их полностью проколоть. Трёх запасок у нас нет, поэтому, накачав колёса по максимуму, мы помчались в ближайший городок Опуво на ремонт.

Кстати, пострадала более лёгкая и универсальная АТ-резина. На моих грязевых МТ проблем не обнаружено. Протектор больше и каменные иголки не смогли его проткнуть. Опуво – городок по местным меркам довольно большой. От остальных он отличается тем, что живут здесь в основном племена химба и гереро. Часть из них окультурилась, перейдя на обычную европейскую одежду, но добрая половина так и ходит в классических племенных нарядах: волосы измазаны глиной, грудь женщин открыта, а на поясе торчат шкуры.

Потрясающее зрелище в супермаркете сети Spar: несколько женщин в таком наряде, топлесс, спокойно разгуливают по супермаркету, кидая в корзину покупки. Некоторые девушки дополняют традиционный наряд классической дамской сумочкой и телефоном в руке. Тем временем местный автосервис, танцуя и обедая, успешно ремонтирует наши колёса, доставая из них каменные кусочки. Утром нам предстоит пересечь реку Кунене и попасть в Республику Ангола, где нас наверняка ждут новые приключения.


Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы должны использовать эти HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Отправить другу