От первого лица. Как «Нива» двадцать заряженных УАЗов победила

От первого лица. Как «Нива» двадцать заряженных УАЗов победила

  • 30 ноября 2020
  • 0
Всё начиналось как в песне: «был обычный серый питерский вечер», как вдруг в кармане завибрировал телефон. Увидев номер, заканчивающийся на четыре девятки, я невольно улыбнулся. Это был звонок из Зазеркалья, или применительно к нашему региону, оттуда, где лифтуют «Нивы», в то время как все занижают «Приоры».

Абонент с четырьмя девятками предложил мне поучаствовать в гонке, в качестве штурмана легендарной «Нивы» с тремя девятками в номере. Я не размышлял ни секунды. Кроме мощного выброса адреналина, серотонина и других важных гормонов была ещё одна веская причина промчаться на «Ниве» 999 по бездорожью — я давно хотел изучить принципы пилотирования её владельца Ахмата и попытаться понять, в чём секрет его многочисленных побед. Ведь только люди далёкие от автоспорта думают, будто всё дело в машине. Я же уверен, что причина успеха на гонках находится в укромном месте, где-то между ушами пилота. Ну и штурмана, конечно.

Утро старта началось традиционно. Мы прибыли в лагерь, прошли регистрацию и техкомиссию. Ничего необычного, кроме того, что нам достался девятый номер, и мы приняли его как знамение. Раз уж стартовый девятый, госномер девятьсот девяносто девятый и регион тоже ноль девятый, то и давление в колёсах нужно снижать до 0,9 атм. Логично? Ещё раз проверив давление, я ушёл на осмотр трассы. Она представляла собой кольцо на склоне горы, верхняя часть которой закрыта лесом, а в нём, как засада, спряталось небольшое коварное болотце. Гонка планировалась в формате спринта, пять кругов за девяносто минут. Первой стартовала категория «Нива Открытая», а мы ехали в категории «Туризм» в компании более чем двадцати заряженных УАЗов и одного Mitsubishi Pajero. Все с отчаянными наездниками!

И вот наше время пришло. Мы стоим в окружении «уазиков» и дикого рёва форсированных 409-х движков. Соперники осознают своё превосходство и смотрят на нас свысока. Только мой пилот Ахмат как всегда спокоен. Умиротворение на его лице навевает воспоминания о статуях Будды в тибетских храмах, в то время как у меня от волнения дрожат руки. И вот фонтаны земли в небе – ушёл первый УАЗ, за ним второй... Сердце колотится быстро, но ровно. Начат обратный отсчёт, обнуляю секундомер. Старт! Набирали мы плавно, но пройдя поворот, Ахмат полностью открыл дроссель, и уже через полкруга мы настигли тех двоих. К этому моменту дорога пошла на спуск, мы не раздумывая рванули на обгон и оказались впереди. Подлетев к болотцу, я начал было показывать разведанный сухой проход, но судьи изменили трассу для «Туризма» и закрыли его. Что ж, выбора нет. Сомнений тоже. Полный вперёд — и мы плюхнулись в залитую водой колею.

Дальше как во сне. Пулей вылетаю из машины. Лебёдка уже наполовину под водой, спотыкаясь, цепляю корозащиту за дерево. Рядом один за другим втыкаются бешеные УАЗы, но мы всё ещё первые. Прыгаю с тросом в салон, и мы даём по газам. Вдруг, нагнувшись поднять с пола упавшую перчатку, краем глаза я успел заметить, что Ахмат хлопнул по тормозам, и в те наносекунды, пока поднимался мой взгляд, стало понятно, что что-то пошло не так... Удар! Мы ходом влетели в яму и встали «на рога». Рок-кроулинговый кенгурин спас «Ниву» от переворота, но порвался задний амортизатор и пропали тормоза. Как же так!? Всего один круг и придётся сходить, ведь без тормозов нам никак. Но Ахмат, похоже, не собирался сдаваться. Пройдя разворотную петлю и получив отсечку у судей, он погнал так, что я летал между сиденьем и каркасом как теннисный мячик. На самом верху, на подходе к болотцу, он врубил первую, взял левее и выжал полный газ – «Нива» вышла сама. Запредельный восторг!

Опять прыгаем на спуске, проходим судей, я рисую маркером чёрточку на лобовом стекле и вперёд! На трассе полно гонщиков, становится по-настоящему жарко, болото в лесу облеплено машинами. Выхожу на разведку — в эфире гвалт и мат, гудят лебёдки, мимо как пули пролетают шаклы. Ахмат попробовал было пробиться, но трассу уже размесили. Я пытаюсь тянуть трос лебёдки к дереву, но провалившись в жидкую грязь уже не могу вытащить ногу. Лебёдка продолжает разматываться, а я ползу опираясь рукой о землю. Лягушки в ужасе разбегаются.

Третий круг. Появляется сумасшедший азарт. В ход идут те самые гормоны, о которых я говорил в начале. «Врёшь, не возьмёшь» и «тормоза придумали трусы» – вот и все мысли, что вертятся в голове. Сразу два УАЗа вцепились в наш израненный, истекающий тосолом автомобиль, но Ахмат не дрогнул — подлетая к жиже он заметил свободную траекторию и под львиный рык двухлитрового мотора мы сходу пробили засаду! Оглядываюсь назад, соперники один за другим вязнут на середине болота, штурманы тащат тросы...

Моего пилота зовут Ахмат Борлаков или Дэвид Копперфильд? На последнем кругу сил ползти с тросом уже не остаётся. Болото увеличилось раза в полтора, и торжествующие лягушки, не прячась, смеются над нами. Как солдат-связист, дотаскиваю трос до дерева, лебёдка кряхтит и из последних сил аккумулятора всё же вытаскивает «Ниву». Мы валим на финиш!

Несмотря на далеко не лучшее время, финишировали мы с отличным настроением. Ахмат доволен, я где-то в космосе. Машина выглядит как огромный дымящийся кусок глины, а я – как маленький, но тоже дымящийся. Вылезая, мы рассчитывали на третье-четвёртое место, так как потеряли слишком много времени на спуске, но оказалось что большая часть наших соперников навсегда осталась в болоте, порвав мосты и спалив лебёдки. Мы победили! Ну а вы как думали? Не зря же нам достался заветный девятый стартовый номер.

 

Текст Аслан Алиев