Путешествие к гибельным трясинам. Топи Новгородской области

Путешествие к гибельным трясинам. Топи Новгородской области

  • 16 марта 2021
  • 0
Чтобы найти неприятности, совсем не обязательно уезжать далеко. Очумелые путешественники из «Батенька, да вы трансформер» отправились в аномальные топи Новгородской области, чтобы найти последних выживших поселенцев Шайтан-болота. Их ждал непроглядный туман, липкая сырость, полчища клещей-людоедов и человек с бензопилой.

«Батенькамобиль» ныряет в очередную волну тумана – серая хмарь преследует нас с самого утра. Кто-то говорит, что уже видел этот полуразрушенный дом, который проносится мимо в третий раз, но он не уверен. Никто ни в чём не уверен. В воздухе пахнет дымом. Туман ведь не должен пахнуть дымом, хоть и похож на него. Это не нормально.

Есть ли аномальные зоны в Новгородской области, спросите вы? Да их полно! Равнина Погибели, Мясной бор, Хроноаномалия, Языческое святилище, Аракчеевские казармы, где с неясными целями постоянно барражируют НЛО. Там же разгуливают приведения невинно убиенных, а по ночам местных жителей пугают воем сказочные существа. В начале 1990-х, местный милиционер и по совместительству исследователь неопознанных объектов Юрий Альфимов, посчитал, что на его район приходится пятьдесят процентов случаев наблюдения летающих тарелок от общего числа по Новгородской области. НЛО так много, что увидеть их может любой желающий. Ну а если наладить контакт с инопланетянами с первого раза всё же не получится, можно попробовать заблудиться в страшном «мистическом лесу» в деревне Менюши, потом искупаться поочередно в трёх целебных водоёмах в районе Святого озера, пройти по братоубийственному мосту в Волхове или, если терять уж совсем нечего, посетить Старую Руссу.

Но главное, именно здесь, в Новогородской области, находится цель нашего путешествия – Чёртово или Шайтан-болото. Блудное место! Говорят, люди исчезают там бесследно, а стрелка компаса, вращается не останавливаясь. Туда мы и едем, прихватив для храбрости пару заговорённых болотников «Псков-полимер». Кому-то из нас предстоит сгинуть в топкой пучине, но без жертвоприношений наша поездка не имела бы смысла.

В семь утра трасса М-10 похожа на очередной фильм Звягинцева – вокруг тянутся безлюдные поля и подлески, тёмно-зелёная гамма сменяется полумраком. В окружающем монохроме яркими пятнами возникают заправки «Лукойла» и «Роснефти». Проверенно: в экспедиции заправочные станции – ваши единственные друзья. Они работают круглосуточно и кормят горячим. Бывают заправки маленькие, с допотопными колонками, где бензин нужно качать чуть ли не вручную, а бывают циклопические двухэтажные сооружения размером с загородный дом на Николиной горе. Мы останавливаемся рядом с выцветшей вывеской ТНК-BP и выходим из машины. К ногам подбирается холод. На заправке никого нет, только серый мужчина за стойкой подаёт серые пельмени. Вокруг всё усеяно сорняками, на их цветах искрится росинками паутина.

Безымянная деревня на самом краю Шайтан-болота, когда-то крепостная и зажиточная, постепенно умирает. Где-то здесь, за углом бревенчатого сарая, начинается топь, а там, чуть дальше, водятся кабаны и растут гигантские мухоморы. Местные живут в маленьких серых домах и ведут почти натуральное хозяйство. Делить здесь давно нечего.

Мы находим остов барского дома, скорее всего принадлежавшего семье кавалера ордена святого Георгия IV степени Ивана Франциевича Гутавского. По слухам, на род Гутавских было наложено проклятие – никто по мужской линии не прожил больше 50 лет, а все женщины, несмотря на редкую красоту, не могли выйти замуж. Впрочем, похоже, постепенно проклятие распространилось на всех окрестных жителей. Мы заходим в дом, где провалившаяся крыша грозит рухнуть окончательно, а второй этаж завален деревянным брусом, обглоданным старым пожаром. Согласно местной легенде, его разожгли крепостные, восставшие против гнёта господ. Тишину развалин неожиданно нарушает голос колокольчика. Мы выходим наружу и встречаем пастуха, ведущего мимо небольшое стадо коров. Не больше дюжины. Не всё в его речи понятно нам, городским, но что-то в его движениях и мимике выдаёт старожила, который знает, о чём говорит. Он отправляет нас вдаль, за край железнодорожного полотна, которое ещё предстоит найти. Где-то там скрывается сердце Шайтан-болота. Деваться некуда – мы едем. 

После череды облезлых изб нам попадается широкая зелёная поляна, посреди которой стоит крепкий сруб, огороженный низким частоколом; у калитки в кучу свалены ветки, палки, доски и древесные стволы. Спустя мгновение из дома выходит мужчина с бензопилой, подходит к куче, заводит свой агрегат и начинает кромсать деревяшки почти без разбору. Мы спрашиваем у него, где искать Шайтан-болото. Он загадочно улыбается и советует туда не ходить – можно не вернуться. Значит, мы у цели.

Соединив показания всех, кто попадался нам по пути, мы вычисляем приблизительное местоположение болота и отправляемся туда. Местность оказывается неприветливая, но пестрая. Мы стоим под опорой линии электропередач, вокруг песок и мелкие гадюки. При этом, до опушки леса, где деревья густо поросли мхом, а земля под ногами чавкает и булькает – рукой подать. Мы начинаем углубляться в лес.

От железобетонной опоры до топи, оказывается, не больше ста метров. Зуд проводов сливается с пением цикад. В темноте нас атакуют клещи, очень много клещей. То и дело останавливаемся и сбрасываем их друг с друга. Под ногами густой ковёр из мха глушит звуки, так что редкое чавканье подошв оглушает. Среди изогнутых деревьев виден огромный старый пень. По рассказам местных, «около этого пня вообще всё пропадает». Он покрыт несколькими слоями разношерстной зелени. Мы пытаемся подойти к нему, в надежде найти лешего или хотя бы кикимору, но стоит нам приблизиться, как пень рассыпается трухой и слизью. Гниющие бревна, оставленные кем-то без присмотра, становятся мостками, прыгать по которым в высоких резиновых сапогах – сплошная мука. Но вот мучениям конец – перед нами благоухает огромный вытянутый овал настоящей булькающей темной жижи. Мы заходим в топь, осторожно идем всё дальше, погружаясь по щиколотки, по колено, почти по пояс и... Упираемся в дно. Мы с досадой переглядываемся. Утонуть не получилось, исчезнуть тоже, а без жертвы никакой Шайтан, даже самый отсталый, нам своих тайн не раскроет.

Потные, искусанные комарами и промочившие всё и вся, мы возвращаемся к «Хайлаксу-Батенькамобилю». Конечно, печальнее всего – не утонуть в болоте, когда изо всех сил стараешься это сделать. Да и тонуть, в общем-то, было негде. Но мы хотя бы попытались.

На обратном пути едем молча. Туман никуда не делся, но запаха дыма больше нет. Болотное спокойствие распространяется всё дальше, мы вспоминаем события сегодняшнего дня, смешные моменты и мало-помалу начинаем улыбаться. Острые ощущения постепенно тускнеют, Шайтан-болото, а вместе с ним и напряжение, пропадает, исчезает, растворяется в жужжащем летнем зное и миражах распаренного асфальтового шоссе. Похоже, мы вырвались. Похоже, мы не утонули. Мы не уверены. Никто ни в чем не уверен.

  

Текст Егор Мостовщиков