• Сегодня: Среда, 29 января, 2020
 

 
Путешествия   2 января 2020   

Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Через Мозамбик

В процессе прокладки маршрута у нас не раз возникал вопрос: стоит ли вообще ехать в Мозамбик? Знакомые автопутешественники утверждали, что всё самое интересное там находится на островах, а север, со стороны которого мы должны были въезжать, скучен и однообразен. В принципе, можно было бы посмотреть столицу – Мапуту, но она, наоборот, на самом юге, около границы с ЮАР и Свазилендом (кстати, теперь он называется Эсватини). В общем, от всей этой неопределённости был соблазн пропустить Мозамбик, но не выбрасывать же такой кусок маршрута…

Почти две недели до выезда мы с тревогой следили за новостями, в свете которых наша поездка становилась ещё более сомнительной. Сначала побережье накрыли ливни, а вслед за ними пришёл тропический шторм «Идай», зацепивший Мозамбик, часть Зимбабве и Малави. Мы внимательно изучали карты дорог, но большая часть из них оставалась закрытой, о чём постоянно напоминала погодная служба (для полноты картины мы даже вступили в специальные группы в соцсетях, где путешественники обсуждали последние новости). Больше всех пострадал Мозамбик: портовый город Бейра просто ушёл под воду, а многочисленные городки и деревни стонали и просили о помощи. Людей спасали, перевозя в безопасные места, но едва стихия отступила, как ленты заполнили сообщения о том, что в затопленных районах начались эпидемии тифа и холеры. И у нас снова возник вопрос: а оно нам надо?

 

Три дороги

Предварительно мы разработали три основных варианта переезда из Танзании в Мозамбик. Первый был, пожалуй, самым сложным и непредсказуемым. Начать с того, что для этого требовалось переплыть на пароме через реку Ровуму, где расписание парома напрямую зависело от погоды, поломок судна, и количества желающих на него попасть. Некоторые путешественники публиковали грустные истории о том, как они по 3–4 дня жили на берегу в ожидании переправы. Кроме того, остроты добавлял тот факт, что в этих местах кровожадные ребята из «Аль-Шабаб» (террористическая организация, запрещённая в России) частенько убивали людей и жгли деревни, а значит, ночью ездить крайне опасно. И даже при условии успешного пересечения реки нужно было максимально быстро, за световой день, домчаться до городка Пальма и уже там ночевать. Но преимуществом этого пути были отдельные внедорожные участки и нам хотелось проехать именно по нему. Два других маршрута существенно увеличивали пробег и проходили по мостам и дорогам с плотным грузовым трафиком. Несколько недель перед переходом границы мы списывались с капитаном парома Гастоном, и он утверждал, что переправа работает по расписанию и на берегу мы точно не застрянем.

 

В ожидании парома из Танзании в Мозамбик

 

Ранним утром под проливным тропическим дождём мы стояли на танзанийском КПП и ждали разрешения на выезд в направлении Мозамбика. Здесь нам пришлось решать ставшую привычной проблему чиновника-взяточника. Дело в том, что когда мы въезжали в Танзанию, с нас не взяли деньги за проезд по дорогам, а по документам наши автомобили пробыли в этой стране почти полгода. Таможенное письмо с разрешением на продление пребывания пограничник скопировал, сказав, что претензий к нему нет, а вот с оплатой дорог сложнее – сумма, по его расчётам, получалась внушительная, и нам следовало её оплатить. Правда, оставались вопросы к методике подсчётов — ведь почти всё это время машины были припаркованы, то есть не ездили, а стояли. Для выяснения точной цифры мог потребоваться не один день (тем более что мы, как обычно, попали в выходной), но после долгих уговоров первоначальная сумма была снижена в три раза, и мы, вздохнув с облегчением, отправились к переправе.

 

На пристани

Пройдя КПП, мы оказались на так называемой пристани. Место это более чем колоритное: соломенные лачуги, куча народа, сумасшедший гвалт и жуткая грязь, в которую попадаешь сразу, как только выходишь из машины. Паром уже загружен, но капитана почему-то нет… Первое, что нас смутило – следы шин, по которым было видно, что автомобили на паром загоняли явно не сегодня и их почти полностью смыло дождём. А свежие человеческие следы поверх автомобильных лишь усиливали тревогу. После долгих разбирательств выяснилось, что машины заехали ещё вчера, а сегодня утром паром попытался отплыть, но чуть не сел на мель в середине пути. Теперь мы ждём большого прилива, который начнётся около десяти вечера. Причём информацию эту мы собирали, опираясь на наши скромные знания португальского языка, на котором говорят в Мозамбике. Благо он имеет романские корни, и нам кое-как удалось понять смысл происходящего.

 

Река Рувума. По ней проходит граница между Танзанией и Мозамбиком 

 

Отдельной задачей оказалось найти капитана, для чего мы снова приступили к допросу местных. Все кивали и говорили, что он скоро приедет, а может уже приехал, но никто не мог сказать, где он находится. Закончилось тем, что, прихватив одного из самых разговорчивых аборигенов, я отправился на поиски, и вскоре мы подошли к рубке капитана, на полу которой совершал намаз человек в белых одеждах. Он и оказался капитаном, только звали его не Гастон, а Ахмед. И, кстати, он понятия не имел с кем мы переписывались всю предыдущую неделю. Прилив будет не в десять, а в шесть вечера, и места на пароме должно хватить всем. Я попросил его помочь, недвусмысленно намекая на вознаграждение, а заодно объяснил, что у нас четыре автомобиля, двенадцать пассажиров и нам очень нужно на другой берег.

 

 

Момент, которого мы ждали несколько часов — капитан парома Ахмед махнул рукой и сказал: «Проезжайте»!

 

– Хорошо, но будьте готовы заехать сразу, как только я скажу. Отправляемся ближе к пяти, когда начнётся прилив. Будет второй заход, и я постараюсь вас взять.

Следующие несколько часов мы пристально наблюдали за маленьким островком в центре реки, который буквально на глазах уходил под воду. Она прибывала так быстро, что за время нашего созерцания её уровень поднялся почти на метр. Заурчали двигатели, и загруженный вчерашним грузом паром отправился на противоположный берег. Пару раз он останавливался на середине реки (видимо, пытаясь сесть на мель), но, в конце концов, продолжил движение и вскоре исчез за горизонтом. Мы напряжённо наблюдали за его манёврами во все доступные нам увеличительные приборы, и минут через сорок паром вновь показался на горизонте, приближаясь к нашему берегу.

 

Коллапс на загрузке

Судно было ещё далеко, когда на пристани началось тревожное оживление, ведь за один раз паром брал на борт не больше десяти машин. Перед нами в очереди было всего несколько автомобилей с мозамбикскими номерами, но из кустов и из-под навеса внезапно стали вылезать малолитражки, которые мы сначала приняли за такси. Они тут же образовали параллельную очередь, и чем ближе был момент погрузки, тем сильнее росло напряжение. Единственное, что мы могли сделать, так это перекрыть дорогу, чтобы прибывшие позже не пролезали в начало очереди. Перспектива остаться здесь на ночь не вдохновляла: на берегу не было ни одного свободного пятачка, а возвращаться на КПП и второй раз проходить границу совсем не хотелось, поскольку было достаточно дорого. В общем, нам во что бы то ни стало нужно на паром. В момент, когда посудина причалила и последний из прибывших с того берега выехал на сушу, начался настоящий ад, что неудивительно, ведь некоторые ждали парома уже три дня. Обе очереди рванули одновременно, а капитан беспомощно метался между желающими попасть на борт.

 

 

Путешествующие без машин, ждут на пристани лодку

 

За пять минут прямо на наших глазах произошло несколько аварий, которые моментально заблокировали обе очереди. Но в середине оставалось пространство, через которое можно было проскочить, и, пока водители на запредельно высоких тонах выясняли отношения, капитан Ахмед кивнул нам, и мы буквально проскользнули между двумя машинами, владельцы которых были увлечены разборками. При этом, замыкающий Hilux зацепил зеркало одного из участников аварии, но на него никто не обратил внимание. В общем, каким-то чудом мы попали на паром! За нами въехала ещё одна малолитражка, и уже через несколько минут крики толпы растворились в сумерках, а мы неторопливо плыли по реке. Темнело, паром периодически натыкался на мели, но уверенно полз дальше. Вновь пошёл дождь, но нам казалось, что все сложности остались позади. Однако самое интересное было как раз впереди… Ночь в этих широтах наступает быстро, и, когда до противоположного берега было ещё очень далеко, всё вокруг погрузилось во тьму. Паромщик высвечивал путь штатным фонарём, и в какой-то момент луч выхватил берег и толпу, которая громко кричала и улюлюкала. Совсем скоро мы узнали, чему так радовались местные.

 

Внедорожные приключения

Стоило нам съехать с парома, как возник вопрос, туда ли мы вообще приплыли – небольшая песчаная площадка, на которой суетятся десятки местных, и узенькая дорожка, уходящая в камыши. Других дорог нет, и совершенно непонятно, где погранпереход. Мы нырнули в заросли, проехали несколько сотен метров – и перед нами развернулась картина, снова заставившая задуматься, куда мы попали… Дорога стала шире, но ровно посередине лежала широкая метровая лужа с топкой скользкой жижей по краям. По правую руку – застрявший грузовик, по левую – десяток африканцев, выталкивающих маленькую «Тойоту». Всё это нужно было обязательно снять, как часть местного колорита. Я вылез из машины и пошёл по отвратительному липкому чернозёму, размытому недавним ливнем. Через мгновение ко мне подбежал абориген: «Сэр, я знаю, как проехать, и сейчас покажу дорогу!» Позже выяснилось, что это вполне успешный местный бизнес – показать путь, где машина как бы случайно попадёт в глубокую грязь, а потом за 100 долларов помочь вызволить её из плена. Перспективе подобного заработка и радовались два десятка местных жителей на пристани. Разумеется, мы решили всё делать сами. Ну потому что опытные и подготовленные.

 

Подобную картину можно увидеть в разных уголках Африки — нести всегда удобнее на голове

 



Картина была эпической: ночь, орущие лягушки, камыш выше человеческого роста, повсюду снуют и галдят местные, непрерывно идёт дождь и первый же наш Hilux неудачно соскальзывает в грязь… Начинается реальный офф-роуд – с лебёдкой и стравливанием давления в шинах. Одно неверное движение – и автомобиль скатится или налево в лужу, или направо в заросли высокой травы. С третьего захода мы медленно, но успешно преодолели самый сложный участок, а машина покрылась красивым ровным слоем грязи… Но тут из темноты вынырнули люди с автоматами наперевес.

– Вы кто такие?

– Мы русские, едем в Мозамбик.

– А зачем снимаете? Тут кругом исламисты, а вы с камерой.  

– Да мы просто для себя…

– Покажите документы.

Люди в форме изучили паспорта и сверили количество людей в автомобилях.

– Прямо, через пару километров будет пограничный КПП. Но учтите, что сегодня дальше вы не проедете.

Через несколько километров действительно появились очертания зданий, но, как нас и предупреждали, контрольный пункт был закрыт. В принципе спать здесь можно было только в машинах, но мы, спросив разрешения, поставили палатки на бетонной отмостке рядом с местным магазином, развернули полевую кухню, и ещё долго в ночной тиши слышались крики: «Ребят, кому гречки?»

 

 

Вглубь Мозамбика

Утром мы вклеили визы и покинули КПП. Впереди нас ждали яркая глина и промоины на дорогах. Но днём такие участки проезжать проще, чем ночью и совсем скоро мы выскочили на асфальт. Обстановка в этой части страны непростая: большая часть жилья вдоль дорог пустует, некоторые дома сожжены. Каждые несколько километров блокпосты, а навстречу проносятся армейские грузовики. Впрочем, эту безрадостную картину скоро сменяют отличный асфальт, полутораметровая трава и практически полное отсутствие автомобилей. Ветер свистит в приоткрытых окнах — мы мчимся к побережью Индийского океана!

 

Трехкилометровый мост на остров Мозамбик

 

За время экспедиции по Африке в наш обиход прочно вошло выражение «время подлёта». Оно обозначало промежуток времени от момента остановки нашей колонны до появления первых местных жителей. В Эфиопии ожидание длилось недолго – от 30 секунд до 2 минут, а в Мозамбике люди оказались спокойнее и рассудительнее. К примеру, во время одного из полевых обедов на нас долго смотрели жители дома напротив, причём не переходя дорогу, а просто наблюдая издалека. И пока готовилась еда, один из наших сам решил их проведать. Африканцы показали, как они живут, что едят, согласились на фотосессию и при этом даже не попросили денег, что было совсем уж неслыханно. Мы, со своей стороны, раздали взрослым немного вещей, а детям – альбомы-раскраски с фломастерами. Все были счастливы! Миновав Пальму и Пембу, мы направились на остров Мозамбик, который, собственно, и дал название этой стране, долгое время находившейся в статусе португальской колонии.

 

Позитив! Африканская молодежь всегда энергична и отзывчива

 

Остров Мозамбик

В далёком XV веке к берегам острова причалили корабли Васко да Гама и с тех пор Португалия полностью контролировала эту частью Африки. Её протекторат закончился в 1975 году, но языковая и экономическая связь с бывшей метрополией сильна, как и прежде. Название Мозамбик происходит от имени богатого арабского торговца Муссы Бин Бика или Муссы Бен Мбики, который жил и вёл дела на этом кусочке суши. Остров находится в трёх километрах от материка, и с большой землей его соединяет узенький, однополосный мост с карманами, с помощью которых можно разъезжаться с местными гонщиками, далеко не всегда вежливыми и предупредительными. Остров Мозамбик – живое воплощение господства Португалии в регионе: старинный форт, европейская архитектура и тёплое море. Чудесное место! К русским относятся хорошо, но двух дней пребывания более чем достаточно, особенно для тех, кому ещё предстоит долгий путь.

 

Деревенский рынок. Здесь можно купить курицу, рыбу и живых кроликов

 

Мапуту

Спустя месяц, успев сделать крюк через несколько стран, мы вновь въехали в Мозамбик, чтобы на прощанье познакомиться с его столицей – Мапуту. В общем и целом город выглядит почти так же, как и северная часть страны. У местной полиции нет к нам вопросов, и она приветственно машет, завидев незнакомые номера. В самом городе, в части, выходящей к океану, сосредоточено максимальное количество объектов колониальной архитектуры, самый впечатляющий из которых – железнодорожный вокзал, построенный в 1910 году по проекту французского инженера Гюстава Эйфеля. Да, представьте, того самого. Перед началом этапа я рассказывал про наш маршрут одному из приятелей, и, когда дошёл до момента «а потом мы ещё раз заедем в Мозамбик, чтобы посмотреть столицу Мапуту», он оживился:

– Я жил там, когда был маленьким! Авеню Владимира Ленина, дом 33! «Трента треш» на португальском. Сможешь фотографии привезти?

Разумеется, я пообещал, потому что мне и самому интересны подобные истории. Приятель прислал координаты и детское фото 1985 года, где он стоит около того самого дома. Через некоторое время я переслал привет с места его детских воспоминаний. Вообще, в центре Мапуту множество улиц носящих имена борцов за независимость и строителей коммунизма: Саморы Машела, Карла Маркса, Хо Ши Мина и т. д. Проехав по ним, мы попрощались с Мозамбиком и направились в сторону самой развитой страны континента – ЮАР.

 

Текст Алексей Камерзанов, фотографии автора и участников экспедиции

#club4x4 #4x4club #журнал4х4 #4×4журнал

 

 

 


Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы должны использовать эти HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Отправить другу