Среднеазиатский транзит. Часть первая - Узбекистан

Среднеазиатский транзит. Часть первая - Узбекистан

  • 10 июля 2020
  • 0
Среднеазиатские страны манят многих автопутешественников, но мало кто решается на реализацию своих планов. Богатая древняя культура граничит здесь с дикостью, а искусно украшенные архитектурные памятники соседствуют с глиняными мазанками. Десяток километров асфальтированной дороги в одно мгновение превращается в сотни бездорожья. В общем, нам потребовался не один год, чтобы подготовиться и созреть. И вот мы на границе с Казахстаном.

Попасть в соседний Казахстан не проблема, главное — не оказаться в длинной веренице узбекских челноков. Для пересечения границы на собственном автомобиле требуется либо общегражданский паспорт и свидетельство о рождении ребёнка, либо заграничные паспорта на всех членов экипажа; а для машины — свидетельство о регистрации. Причём, используя заграничные удостоверения личности, вы освобождаетесь от заполнения миграционных карт, а при предъявлении национальных документов они обязательны и должны храниться вплоть до выезда из страны. Обычная история. Благодаря таможенному союзу, помимо паспортного контроля, путешественников ожидает лишь досмотр автомобиля (как правило, дело ограничивается поверхностным ознакомлением с содержимым салона и багажника). Без регистрации в миграционных органах граждане РФ могут находиться на территории соседней республики до 30 дней, но на машину требуется оформление полиса обязательного автострахования (минимальный срок действия 2 недели).

Если российско-казахстанскую границу удалось проскочить буквально за считаные минуты и без всяких проблем, то сутки спустя на нейтральной территории между Казахстаном и Узбекистаном мы оказались в настоящем муравейнике. Учитывая, что казахский КПП после его открытия на выезд мы прошли первыми, сам собой напрашивался вывод, что все эти машины, навьюченные разнообразным скарбом, не первый день ждали въезда на переход. Именно узбекская таможня, на которой по рассказам путешественников можно прожить несколько суток, а досмотр выливается в многочасовое приключение, является одной из главных причин отказа от поездок в Среднюю Азию. Но нам отступать некуда.

– Туристы проходят без очереди! – обнадёжил нас пограничник.

И с надеждой на скорое открытие заветных ворот мы прождали ещё два часа. Но и оказавшись внутри КПП, расслабляться было рано – машину на досмотр требуют абсолютно пустой, и, глядя, как дедушку стоявшего перед нами на старенькой Daewoo Nexia заставили поднимать обшивку пола, мы поняли, что таможенники настроены решительно. Для пересечения узбекской границы на собственном автомобиле требуются заграничные паспорта и свидетельство о регистрации ТС. Также на паспортном контроле необходимо предъявить заполненную таможенную декларацию на каждого члена экипажа старше 16 лет (детей отмечает в своём документе один из родителей) с указанием имеющейся валюты и ценных вещей. Важно отметить, что через границу помимо полного бака разрешено провозить дополнительные 40 литров топлива в канистрах.

Берег исчезающего Аральского моря

Начиная с третьих суток пребывания в стране, а день перехода границы, как правило, убивает сутки, гражданам РФ требуется регистрация в миграционных органах Узбекистана или гостиницах (при заселении следует обязательно указывать на необходимость этой процедуры, а выданный бланк бережно хранить в паспорте до самого выезда из страны). Для автомобиля нужен полис обязательного автострахования (минимальный срок оформления – те же 2 недели). Стоит ли описывать, насколько тщательно перед выездом мы раскладывали по многочисленным ящичкам и полочкам нашего жилого модуля походный инвентарь, провиант и запчасти? Только длительные переговоры с начальником смены смягчили приговор, и на скан-ленту мы выгрузили лишь большую сумку с личными вещами и рюкзак с фототехникой. От просмотра содержимого фотоальбомов на всех гаджетах нас спасла предварительная чистка карт памяти (совет уже знакомых с узбекскими таможенниками друзей). Ну а машина подверглась досмотру с максимальной предвзятостью, благо обшивка салона не вызвала никаких подозрений.

Дорога в окрестностях Аральского моря

По неприятной, но непреложной традиции несколько десятков километров дороги до и после погранпереходов в Азии убиты напрочь. Да и виды за окнами автомобиля не поменялись – вокруг всё та же бескрайняя выжженная солнцем степь. О том, что мы уже в Узбекистане, напоминали лишь четыре часа, проведённые на границе. Первая остановка пришлась на побережье Аральского моря. Когда мы добрались до чинка (Региональный термин, обозначающий обрывистые труднодоступные уступы. – Прим. ред.), небо вспыхнуло закатом, а на горизонте засверкала в последних солнечных лучах водная гладь озера. Заворожённые, мы решили изменить предварительный план и встать лагерем прямо здесь, чтобы осмыслить увиденное. На самом побережье мы оказались только утром следующего дня. С плато вниз вели крутые глиняные спуски, ну а дальнейший путь очевиден – множество накатанных дорожек, бегущих напрямик к воде. В такой момент велик риск не заглянуть в карту и пропустить тот факт, что стрелочка вашего местоположения на навигаторе уверенно движется прямо по поверхности водоёма.

Следы былого величия. Аральское море. Муйнак

Ещё накануне вечером мы стали свидетелями катастрофы Арала. Одно дело сидя дома просматривать сухую статистику, и совсем другое – стоя на краю обрыва, своими глазами видеть десятки километров пустыни, где ещё недавно было дно четвёртого по величине озера мира. К примеру, от GPS-точки, где наши товарищи ещё в 2012 году мочили ноги в море, воду нам удалось найти лишь в двух километрах! И какой бы чистой и манящей лазурью она ни казалась издалека, добраться до нее оказалось делом не из лёгких: несколько последних метров до кромки – сплошное болото. К сожалению, обмеление озера коснулось не только природы, но и людей. Многие города, стоявшие некогда на берегу, оказались в голой степи, поэтому жители, занимавшиеся рыбным промыслом, теперь вынуждены практически бороться за выживание. Яркая иллюстрация этого процесса – расположенный у нас на пути Муйнак. Кусочек заброшенной набережной и пара проржавевших кораблей на самой окраине поселения – навечно застрявшие в песках памятники тысячам сломанных жизней.

Хива с высоты птичьего полёта

До Памиро-Алайских гор – главной цели нашего путешествия – можно было добраться несколькими путями (более простыми, прямыми, быстрыми). Но наш вариант маршрута проходил через Узбекистан и предусматривал знакомство с тремя древнейшими и красивейшими городами – Хивой, Бухарой и Самаркандом. Именно в такой последовательности они располагались у нас на пути, и именно в такой последовательности их рекомендует посещать путеводитель.

Хива. Минарет Кальта-Минор

Город Хива (по преданию построенный вокруг колодца, выкопанного по приказу сына библейского Ноя Сима) на первый взгляд кажется совершенно неприглядным местом – вся красота скрыта за мощными стенами крепости Ичан-Кала, на небольшой территории которой размещается около сотни памятников старины, прогулка здесь и является знакомством с городом. На практически бесцветном фоне построенных из жжёного кирпича сооружений ярко выделяется лазурный Кальта-Минор – единственный минарет, полностью украшенный майоликой. Именно он стал настоящим символом Хивы. Ичан-Кала – это не просто музей под открытым небом, это густонаселённый район, ведь в стенах крепости проживает около 300 семей

Скромные виды компенсируются неповторимым духом живого древнего азиатского города. А вот в Бухаре обойтись прогулкой по одному району не удастся — достопримечательности разбросаны по всему городу и буквально встроены в его современный облик.

Бухара. Минарет Калян

Шёлкового пути как такого уже нет, но под сводами старинных куполов до сих идёт торговля. И хотя последние новости здесь разносятся посредством современных средств передачи информации, на площади Ляби-Хауз в тени вековых чинар до сих пор собираются за пиалой зелёного чая местные старожилы, а на популярнейшей среди туристов площади Пои-Калян древнее медресе и сегодня выполняет заложенную ещё в XVI веке образовательную функцию...

Бухара. Площадь Ляби-Хавуз

Как говорят сами узбеки, в Узбекистане есть две красавицы: натуральная Бухара и с макияжем — Самарканд.

Самарканд. Регистан

Действительно, сотни реставраторов ежедневно трудятся над внешним видом столицы великой империи Тамерлана, искусно убирая с её лица многовековые морщины. Ведь не только славой полководца вошёл в историю Амир Тимур, но и множеством дерзких по тем временам построек – крупнейшей в регионе мечети Биби-Ханум, великолепного мавзолея (фамильной усыпальницы Тимуридов), ставшего настоящим памятником архитектуры комплекса Шахи-Зинда...

Самарканд. Шахи-Зинда

И сегодня, буквально восстав из руин, эти сооружения украшают современный Самарканд. А визитной карточкой города, как, впрочем, и страны в целом, служит комплекс XV–XVII веков – площадь Регистан, состоящая из трёх медресе.

Самарканд. Медресе Тилля-Кари

Характерная особенность Самарканда в том, что древние сооружения здесь неприкосновенны, как настоящие музейные экспонаты. Тут практически нет жизни, за исключением сувенирных лавок, размещённых в худжрах (кельях учеников медресе) и оживляющих замершие во времени строения.

Самарканд. Медресе Шер-Дор

Гуляя по Самарканду, мы наконец поняли смысл совета о порядке посещения трёх главных туристических центров Узбекистана. Он в том, чтобы не разочаровываться — ведь с каждым новым городом восторг от увиденного возрастает. А вот если отправной точкой станет Самарканд — разочарование неминуемо.

Впрочем, Узбекистан – это не только древняя архитектура, повсеместное гостеприимство и даже не знаменитый узбекский плов, способный перевернуть все ваши представления об этом блюде. Это ещё и ежедневный квест с топливом. Зная, что в Узбекистане есть проблемы с заправкой, прямо перед границей, в Бейнеу, мы под завязку заполнили баки, прихватив 40 литров в канистрах (максимум, разрешённый к ввозу в страну). Но при пробеге около двух тысяч километров вопрос заправок всё равно оставался крайне острым. Первым крупным городом на нашем пути был Нукус. Дорожная книга называет его «столицей Каракалпакстана». Соответствуя статусу, на обводной дороге одна за другой высятся фирменные узбекские АЗС. Но на каждой из них либо закрыт въезд, либо висит табличка «Бензин ЖОК» – то бишь нет, причём как самого бензина, так и дизеля. И такая ситуация по всей стране! За всё время путешествия мы ни разу не нашли топливо в свободной продаже.

Бензин жок!

Комфортно здесь только владельцам газового оборудования – их заправки встречаются с завидной регулярностью. Добыть топливо можно с рук. И тут, как говорится, язык до Киева доведёт. Нужные контакты вам подскажут в гостиницах, кафе, магазинах, сувенирных лавках, а то и, для верности, сопроводят до места. На крайний случай поискать дизель можно на базах сельхозтехники. Но изначально надо быть готовым к тому, что цена будет завышена, а фактическое количество топлива не будет совпадать с маркировкой канистры. И искать правды тут не стоит – всем своим видом выразив обиду на необоснованные подозрения, вас могут отправить на дальнейшие поиски. Главным же инструментом на таких заправках (несмотря на заверения аборигенов в качестве) в обязательном порядке должна служить воронка с сеточкой. Например, когда в наш бак один за другим попытались нырнуть два окурка, «заправщик» даже глазом не повёл: «Э-э-э, солярка чистая, канистра грязная».

Чарвакское водохранилище

Как это часто бывает, при планировании маршрута всё сходилось как нельзя лучше – погранпереход из Узбекистана в Таджикистан находится в считаных километрах от Самарканда и ведёт в сказочный мир Фанских гор. Но оказалось, что тесное соседство и общая история вовсе не являются залогом дружбы, и при детальной проработке оргвопросов оказалось, что удобный для туристов КПП уже на протяжении многих лет закрыт. И не по каким-то там техническим причинам, а по политическим соображениям. Из двух ближайших вариантов, с помощью которых можно оказаться на территории соседнего Таджикистана, мы выбрали переход из Сариасии в Турсунзаде. Это вылилось в дополнительные 300 километров перегона и посещение ещё одного древнего города Узбекистана, родины Тамерлана – Шахрисабза, основанного около 2 700 лет назад

Выдвинувшись в сторону погранперехода, мы встали на трассу до Термеза. Дорога оказалась приемлемой по качеству и богатой окружающими видами – всё чаще на горизонте стали появляться силуэты горных хребтов. Трасса ведёт непосредственно через пограничный с Афганистаном Термез, но на карте можно найти несколько дорожек, позволяющих на одну-две сотни километров сократить путь. Наша попытка воспользоваться первой же срезкой обернулась встречей с одиноким пограничником посреди голой степи. По словам постового, туристы и узбеки, не проживающие в соседних кишлаках, должны придерживаться основной дороги, но нам было за что бороться: при движении вперёд на границе мы должны были оказаться через 100 км, возвращение же увеличивало дистанцию на 250 км. И взяв нашего оппонента измором, мы миновали шлагбаум. Удача не отвернулась от нас и на самой границе. Мы оказались единственными на переходе и, даже не успев морально подготовиться к встрече с узбекскими таможенниками, получили заветные штампы выезда в паспорта. Менее чем через полчаса мы уже стояли у ворот в Таджикистан.

Шахрисабз

Для пересечения границы требуется привычный набор документов: заграничные паспорта и документы на автомобиль. Водителям после досмотра требуется оформить временный ввоз на машину (в распоряжении путешественников, следующих через страну транзитом 15 дней). Гражданам РФ, начиная с третьего дня пребывания, необходима регистрация в отделениях миграционных органов. Там же возможно оформление туристической регистрации, позволяющей за дополнительную плату свободно передвигаться по стране в течение месяца. Но в этом случае нельзя забывать о продлении соответствующего срока и на ввоз ТС. Для иностранных машин, следующих через страну транзитом, полис обязательного автострахования не требуется. К нашему удивлению, мы обошлись вовсе без досмотра, и только непосредственно перед выездом водителей вызвали на КПП и предложили оплатить дорожный сбор в размере 25 долларов с машины... Мы, в общем-то, были готовы к подобным «сборам», но после уточняющего вопроса об обязательности платежа ситуация как-то сама собой сошла на нет и со словами «Добро пожаловать в Таджикистан, братан!» пограничник открыл нам ворота.

Текст и фотографии Анастасия Костянова