Джастин Фашану. Доведённый до петли

Джастин Фашану. Доведённый до петли

  • 17 мая 2021
  • 0
Вместе с подкастом «Мужчина, вы куда?», мы продолжаем обсуждать проблемы современной мужской жизни и новой маскулинности. Сегодня журналист проекта Егор Сенников рассказывает трагическую историю о мужестве, травле и печальном финале английского гея-футболиста Джастина Фашану.

Футбол, несмотря на все усилия спортивных функционеров, остаётся очень консервативной игрой. Окончательно победить расизм в нём так и не удалось, а разговоров на более сложные темы, например, об ориентации, и подавно не ведут. Джастин Фашану был и остаётся единственным открытым геем в этом виде спорта.

«Куда ты идёшь, если хочешь купить хлеба?» — спросил я его. «В пекарню, я полагаю». «А куда пойдёшь, если хочешь баранью ногу?». «К мяснику». «Так почему ты продолжаешь ходить в клубы к этим чёртовым педикам?»

Это цитата из воспоминаний великого английского футбольного тренера Брайана Клафа — человека гениального, сильного и несдержанного. Клаф был тренером, у которого даже провалы были грандиозными. Настолько, что о них снимали фильмы, а болельщики использовали имя Клафа в гневных кричалках. Клаф мог быть строгим и даже жестоким, мог бить футболистов и орать на них. Процитированное высказывание Клафа было обращено к новичку «Ноттингем Форест» Джастину Фашану – 21-летний футболист в 1981 году перешёл в команду, которая недавно выиграла два Кубка Европейских чемпионов подряд. И перешёл как звезда. Фашану стал первым темнокожим футболистом, за которого заплатили один миллион фунтов. Цена была оправданной: Джастин блестяще играл в первом дивизионе за родной «Норвич», забив сорок голов за три сезона (103 матча). Такая результативность обратила на себя внимание многих, но Клаф смог предложить молодому игроку самые заманчивые перспективы.

Брайан Клаф

Правда довольно быстро тренер узнал, что обаятельный и дружелюбный молодой талант — гомосексуал. Это вывело Брайана из себя — он был человеком старой школы и его тошнило от мысли, что в его команде будет играть гей. Вера Фашану в себя была подорвана. Он стал играть значительно хуже, его перестали вызывать в национальную сборную, он почти перестал забивать. Уже через год после покупки, Джастина сдали в аренду, а ещё через полгода продали, причём с большим дисконтом – всего за 150 тысяч фунтов.

Вообще, Джастину было не привыкать к трудностям. В детстве он занимался боксом и прожил шесть лет в приюте — родители разводились и им было не до ребёнка. Но новые испытания оставили ещё более глубокие травмы. Его игра лишилась стабильности, качество скакало — и уже никто не говорил о нём, как о новой восходящей звезде, которая засияет ярче остальных.

В конце 1980-х Фашану играл в США и Канаде. Там ему было хорошо, но он не мог довольствоваться провинциальным североамериканским соккером, поэтому в 1989 году Джастин вернулся в Англию и вновь начал тур по различным футбольным клубам. В октябре 1990-го он принял, по всей видимости, главное решение в своей жизни и решил совершить каминг-аут. Футболист согласился на эксклюзивное интервью газете The Sun. На передовице издания красовался огромный заголовок: «Футбольная звезда стоимостью в 1 миллион фунтов стерлингов: Я гей».

В интервью Фашану рассказал, что переспал с женатым депутатом парламента, с которым познакомился в гей-клубе. Поступок не встретил понимания ни у болельщиков, ни у родных игрока. Уже через неделю его родной брат дал интервью The Voice под заголовком: «Джон Фашану: Мой брат – изгой». Мать Джастина вскоре умерла, а семья от него отвернулась.

В целом, после этого момента его жизнь перестала вращаться вокруг футбола, хотя он и продолжал играть в любительских клубах Англии и Шотландии. Джастин стал любимым персонажем жёлтой прессы и таблоидов: они копались в его личной жизни, посылали папарацци. Шутка ли, первый открытый гей в английском футболе! Да ещё и темнокожий. Он даже стал одним из первых интернет-мемов (во времена, когда интернет был доступен немногим). Над ним издевались и шутили, тренеры говорили, что не могут себе представить гея в футбольной раздевалке, а игроки смущаясь добавляли, что обескуражены действиями Фашану. Для довольно консервативного британского общества, он стал настоящей красной тряпкой. Неудивительно, что в конце концов Джастин переехал в США, где к сексуальной ориентации в те годы относились гораздо проще.

В общем, жизнь Фашану трудно было назвать спокойной, поэтому неудивительно, что её конец оказался довольно мрачным. В марте 1998 года подросток из Мэриленда заявил полиции, что футболист его изнасиловал. Джастин был допрошен, а затем полиция предприняла попытку ареста, но Фашану успел сбежать в Англию. 3 мая 1998 года он был обнаружен повесившимся в одном из лондонских гаражей. В предсмертной записке было сказано следующее:

«Быть геем и сильной личностью очень сложно, но это сложно любому, поэтому я не могу жаловаться. Я заявляю, что не насиловал мальчика. Он сам согласился на секс, а на следующее утро потребовал денег. Когда я отказал, он сказал „подожди, увидишь, что я сделаю“. Если это так, скажете вы, почему ты сбежал? Правосудие не всегда справедливо. Я чувствовал, что не добьюсь честного суда из-за своей гомосексуальности».

И до сих пор гомосексуализм в английском футболе – табу. Что, наверное, неудивительно, если учесть брутальную аудиторию его болельщиков. И Фашану, признавшийся в 1990 году, до сих пор остается практически единственным футболистом, игравшим в премьер-лиге и совершившим каминг-аут. Время от времени появляются слухи о том, что те или иные футболисты собираются признаться в собственной нетрадиционной ориентации, но, по всей видимости, лига оперативно реагирует на подобные попытки. Последние слова в записке Фашану звучали так:

«Я понял, что я уже признан виновным. Я не хочу больше позорить своих друзей и семью...»