Максим Ракитин. Не волнуйтесь, скоро всё закончится

Максим Ракитин. Не волнуйтесь, скоро всё закончится
  • Люди
  • 14 января 2022
  • 3
Думаю, убеждать кого-то в том, что автомобильный бизнес в России превратился в паноптикум, не стоит, потому что у всех нас есть глаза, уши и так называемые популярные блогеры.

Словно сорвавшись с цепи, дилеры европейских и азиатских брендов творят бесчинства, под молчаливое одобрение контролирующих органов, которым не до них, и представительств, которые не имеют права вмешиваться в ценообразование партнёров-продавцов. Очереди, чудовищные переплаты, идиотские допы (вроде сеток в бампер и ковриков в бардачок) стали реальностью, за которой мы наблюдаем с интересом, всё чаще переходящим в тревогу. Заводы требуют чипы, останавливают конвейеры и создают дефицит, в то время как мрачные торговцы биткоинами, заставляют пускать все имеющиеся микросхемы на видеокарты, без которых невозможен майнинг, а запертые в четырёх стенах антиваксеры скупают телевизоры и планшеты.

Однако, это глобальное. А наше родное, пахнущее парным молоком и берестой, ещё печальнее. И печаль эта состоит в том, что совсем скоро в стране не останется ни одного чисто российского производителя легковых автомобилей. В своё время, стараниями одного хорошего человека, был уничтожен и втоптан в гумус АЗЛК. За ним в жилой комплекс превратили ЗиЛ, когда-то выпускавший уникальные лимузины. В Нижнем Новгороде ГАЗ успешно штампует малотоннажники, даже не планируя возрождать легковую линейку, а АвтоВАЗ давным-давно принадлежит французам, что, кстати, пошло ему на пользу, иначе из уст его руководства возможно прозвучало бы то, что недавно сказал директор УАЗа: заводу приходит конец. И ему, и ЗМЗ, который снабжал ульяновцев моторами. Проект модернизации «Патриота», который почему-то называли «Русским Прадо», никогда не будет реализован. «Буханки» ещё поживут, но когда и они окончательно потеряют актуальность, память отечественного автопрома можно будет почтить вставанием. Даже «Хантеры» оказались не нужны армии, бодро пересевшей на Haval, который не нужно каждый день чинить в поле топором. А без гособоронзаказа, с минимальными цифрами продаж, завод проще продать под ещё один рассадник бездельников-коворкеров. Надо признать, владельцы завода делали всё, что могли – пока шла прибыль, они её получали. Попытки превратить производство в отвёрточную сборку какого-нибудь крупного бренда, могут сохранить рабочие места, но сути дела не меняют.

А в это время тот же Haval построил в России огромный завод, Chery везёт кучу нового, а Geely активно расталкивает локтями конкурентов в своих сегментах. Да ребята, пока мы плачем на руинах «Москвича» и готовим горсть земли для могилы Ульяновского завода, наши китайские товарищи прут тепловозом – инвестируют и строят. А знаете почему? Потому что им интересно! Да, им интересно вкладывать, развивать, ждать прибыли, медленно, но верно поглощая коматозный рынок некогда великой автомобильной страны. Яхты купить они ещё успеют, потому что играют вдолгую. Так что неудивительно, что они с таким трепетом относятся к нашему рынку – уже скоро он станет их рынком, для контраста слегка разбавленным правительственными «майбахами» и пролетарскими «дастерами». А мы сделаем виноватый вид, посетуем на невозможность вкладывать в собственное производство, купим яхточку, домишко у моря, и бросим заготовленную горсть земли на могилу очередного завода...

КОММЕНТАРИИ

Ser

А четырежды четыре это шестнадцать?

Ser

Человек недавно узнал, что дважды два это четыре, а четырежды четыре это шестнадцать, и прокричал на весь интернет...

сеня

Помянем новопреставленного.