Восстание машин отменяется

Восстание машин отменяется

  • 1 июня 2020
  • 0

Наша страна – держава фантазийная. Сто лет назад некоторые люди в ней решили, что новое будущее, то есть коммунизм, должен начаться именно здесь. И это несмотря на то что теория коммунистической революции создавалась в развитых промышленных странах Европы, а Россия ко всему этому имела лишь опосредованное отношение. В итоге, коммунизма не получилось. Когда советский строй исчез, вдруг возникла идея, что мы живём в глобальном постиндустриальном обществе. На деле же происходил процесс деиндустриализации, и мы оказались не в очередном светлом будущем, а сильно отстали от настоящего. То же самое наблюдается и сейчас. Только ленивый не говорит о четвёртой индустриальной революции, в результате которой людей заменят роботы, а нам заняться будет нечем, кроме как креативной работой, на которую роботы пока не претендуют.

Все эти разговоры, безусловно, касаются и автомобиля. Ведь автомобиль – важнейший символ современной цивилизации. Именно на него возлагаются многие упования на изменения, связанные с будущим. Ожидается, что машины в скором времени полностью заменят за рулём человека, потому что это якобы будет и безопасней, и надёжней. А урбанисты, осуществляющие перепланировку Москвы, уже, похоже, живут в этом новом будущем, где автомобилю не место в городе. На смену ему должны прийти велосипеды и общественный транспорт, водители которого, разумеется, тоже скоро уступят место роботам. Да и сама профессия водителя в этих мечтах выглядит как отживающая свой век. Итак, ожидает ли нас восстание машин?

 

 

Увы, но несмотря на искреннюю любовь к научно-техническому прогрессу, мне придётся ответить на этот вопрос отрицательно. Начнём с того, что нужно меньше мечтать, а больше присматриваться к реальному положению дел. А оно таково, что профессия водителя в нашей стране является сегодня самой распространенной – около 7 % рынка труда (по данным Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ). Причём она остаётся самой массовой на протяжении последних 15 лет. Дальше с небольшим отрывом (6,8 %) следуют продавцы, а третья по массовости профессиональная группа – бухгалтеры и экономисты – составляет только 3,6 % трудящихся. Поэтому, говоря трезво, водитель остаётся самой значимой и устойчивой профессией.

Второй аргумент, не позволяющий ожидать скорого изменения в этой сфере, – мнение специалистов. Я имею в виду не всякого рода утопистов-футурологов, а настоящих специалистов. Например, профессора Массачусетского технологического института Дэвида Минделла, который всю жизнь занимается роботизацией в области астронавтики и аэронавтики. Два года назад он выпустил книгу «Восстание машин отменяется! Мифы о роботизации» (кстати, есть перевод на русский язык), где доходчиво объясняет, почему существующие тенденции далеки от игры воображения современных фантастов. Подробно разбирая трудности автоматизации в воздухе, космосе и море, он подчёркивает, что по сравнению с этими средами стихия автомобиля на порядки более сложна и непредсказуема. Да и в указанных средах основные тенденции роботизации никоим образом не развиваются в направлении устранения человека от управления. Поэтому, полагает он, шумиха, поднятая компанией Google вокруг её «гугломобилей», а также принятая компанией стратегия на полную автономность является ошибочной. Она не может быть реализована в полном объёме, за исключением движения по идеальным прямым трассам в весьма ограниченных условиях. Напротив, развитие автоматизации с опорой на современные технологии пойдёт в направлении увеличения возможностей контроля человека над управлением автомобилем, а вовсе не по пути его устранения от этого контроля.

Есть и третий аргумент в пользу того, что человек не отдаст управление машиной автомату. И он, пожалуй, является самым важным. Дело в том, что автомобиль не просто средство передвижения из точки А в точку Б. Это целый культурный универсум, доступным образом воплощающий мечту человека о свободном передвижении в пространстве, которым управляет только он сам! Никакой общественный транспорт, каким бы комфортным он ни был и какие бы основания в пользу разумности его использования ни существовали, никогда не сможет заменить в этом качестве лично управляемый автомобиль. Здесь, наверное, полезнее послушать не утопистов-футурологов, а художников. У Станислава Лема есть замечательный роман «Возвращение со звёзд». Астронавт возвращается на Землю из долгого полёта, а там другой мир – людям делают прививку от насилия, поэтому все живут тихо-мирно, а все устройства, включая автомобили, имеют системы, предотвращающие любой риск их использования. И что же делает наш герой? Правильно, лезет под капот машины и с наслаждением выдирает оттуда систему безопасности. Зачем? Затем чтобы, цитирую, сказать самому себе: «Теперь я свободен». Да, со времени выхода романа Лема утекло немало воды, но что мы видим в картинах будущих миров, которые предлагают нам создатели современных фильмов – всех этих «Звёздных войн», «Безумных Максов» или «Бегущих по лезвию»? Эти миры переполнены индивидуальными транспортными средствами, и неважно, передвигаются они по земле или по воздуху. И конечно, происходит это не потому, что создателям фильмов не хватает фантазии, а потому что другой мир – мир автоматизированного общественного транспорта – это скучная и невообразимо мрачная утопия. Может измениться всё, но только не человек, свобода которого воплощается в возможности сесть в свой автомобиль и отправиться куда угодно. Принципиально важна сама эта возможность, даже если вы никогда ей и не пользуетесь, лишь изредка доезжая на машине до супермаркета. Именно поэтому нам нечего беспокоиться за то, что эре автомобилей придёт конец и их сменит полностью автоматизированной общественный транспорт. Или это будет уже другой мир с полным отсутствием человеческой свободы.

 

Виталий Куренной, профессор культурологии НИУ ВШЭ