Монголия. Страна шаманов, песчаных пляжей и пищевых отравлений

Монголия. Страна шаманов, песчаных пляжей и пищевых отравлений

  • 8 декабря 2020
  • 0
Монголия – фантастическая страна, где бедность и свобода идут рука об руку, где мифы становятся реальностью, а историей пропитано всё, к чему не прикоснёшься. Несколько лет назад наша команда на «КАМАЗе», «УАЗе» и пяти мотоциклах пересекла Монголию с севера на юг...

Завершилась наша экспедиция самым неожиданным образом — мы все влюбились в эту удивительную страну и мечтали снова там оказаться. К новой встрече начали готовиться заранее. Необходимо было определиться с участниками, техникой, снаряжением, навигацией. А так как за прошедшие годы ситуация с GPS-картами Монголии не слишком изменилась (их как не было, так и нет), пришлось прибегнуть к уже проверенному способу — воспользоваться навигационной системой «Ганбатор», равной которой просто нет. Ганбатор – мой друг, с которым мы покоряли Гоби, монгольский Дерсу Узала, проводник, геолог, охотник и специалист по выживанию в одном лице. Маршрут выбрали непростой, рассчитанный почти на месяц. Костяк команды составили ребята из экстремального сообщества «Старые Херцы», проверенные походами и испытаниями. Из транспортных средств – дизельная TLC 80 с прицепом и мотоциклы.

ПЕРВЫЕ ТРУДНОСТИ

Утром 8 июня мы получили наше барахло и мотоциклы на вокзале Иркутска. Помогли местные джиперы, старинные друзья Данилы. Два стареньких Discovery и грузовичок с пятью мотоциклами двинулись по направлению к границе, на переход Монды. А вскоре мы уже были на монгольской стороне, в селении Ханх, где остановились на ночлег на берегу озера Хубсугул.

После традиционного фотографирования на старте ещё целые, но уже не очень здоровые экспедиционеры двинулись в путь. Всё бы ничего, только один был с инфекцией, а второй простыл. На первый взгляд, ерунда — солнце палит, согреемся. Но не тут-то было. На первом же броде застрявший в грязи монгольский «УАЗ» пришлось вытаскивать сцепкой из Toyota и Land Rover. На следующем — все вымокли до нитки, а на следовавшем за ним перевале — замёрзли. И так весь день: брод, перевал, брод, перевал. А на перевалах снег, да и заливы озера ещё окончательно не освободились ото льда. Грязь, снег, талые воды, камни... Предстояло пройти около 160 километров. Ещё утром кто-то бросил: «160? Всего-то?» Когда мокрые и замёрзшие мы добрались до стоянки, думалось совсем иначе.

ХОЛОДНАЯ МОНГОЛИЯ

Пронизывающий ветер способствовал усилению простуды у захворавших, и распространение инфекции среди коллектива продолжилось. Ночью было холодно, но хорошие спальники выручали. А вот с утра пришлось надевать невысохшие вещи и откровенно мокрые мотоботы.  Мало того, даже у меня, имеющего опыт путешествий, не было тёплых вещей. Ни носков, ни термобелья. Готовясь, я рассуждал так: едем летом, на две недели позже, чем в прошлый раз. Но если тогда ночью температура опускалась до плюс 5, то кто же знал, что сейчас она до тех же плюс 5 ночью даже не поднимется! Короче, собираясь в Монголию никого не слушайте. Это страна вечной мерзлоты. По крайней мере на севере.

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУХНИ

Первые дни в горах пробеги составляли 170–180 километров.  По поводу отставания от графика не особо переживали, понимая, что сможем нагнать. Зато позволяли себе половить рыбу. На первой же реке я умудрился упустить у самого берега крупного ленка и тайменя. Зато на стоянке сразу добыл долгожданный трофей. Это был небольшой, не более двух килограммов, таймешек. Первый в моей жизни. И тут же неизвестно откуда — жилья поблизости не было, — появился абориген на мотоцикле. Предъявив удостоверение без печати и фото, он стал нам что-то говорить. Оказалось, егерь. Извинения и объяснения, что мы не браконьеры, были приняты одновременно с покупкой у него барана. Причём вместе с ним мы получили и билет на фильм ужасов. На наших глазах барана зарезали и разделали. У кочевников ничего не пропадает зря. Монголы убивают барана, не пролив ни капли крови. Она идёт на приготовление кровяной колбасы. Я пробовал — не хуже жареных дождевых червей. Мы предпочли съесть «эдика», так, кажется, по-монгольски называется «печень».

ЧУДЕСНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

В горах мы продолжали мерзнуть и мокнуть. К бродам добавились дожди. Зато встречались потрясающие реки и озера, долины, залитые лавой, и даже настоящий вулкан с кратером. Мы смотрелись в зеркальные скалы и разглядывали наскальные изображения на стоянках эпохи неолита и бронзового века. Вечером шестого дня на нас свалилось счастье – добрались до горячих источников — Саяны закончились и начался горный массив Хангай. Здесь, остановившись на турбазе в юртах, впервые за неделю мы смогли отогреться, помыться и постираться. Температура источников 86 градусов, а потому приходилось ждать, пока вода остынет. Балдёж в бассейне позволил снова набраться сил, победить простуду и поверить, что в жизни бывают приятные моменты.

ОПАСНЫЕ ДЕЛИКАТЕСЫ

Первая треть пути проходила по местам, иногда посещаемым туристами. Мы встретили японскую группу на нескольких микроавтобусах, а затем минивэн с китайскими телевизионщиками (шпионы, наверное). В районном центре, где мы собирались докупить продуктов, повстречали мотопару из Германии.

На седьмой день всем положено отдыхать, но мы жаждали бездорожья. Поэтому сгоряча двинулись дальше и поплатились за это – начали падать и получать травмы. Первым стал Игорь, не успевший оттормозиться перед промоиной. В результате вывих голеностопа. К счастью, совместимый с жизнью и продолжением движения.

Потом отличился я... Хотя я отличился ещё раньше, когда съел сушёное ячье мясо. На Тибете это деликатес, а в Монголии оно другое. Как бы правильно его описать... По виду кусок мяса похож на недельный трупик крысы около помойки. По вкусу напоминает её же, только высохшую на солнце. Отдельные волокна рассыпаются в порошок. Говорят, что с таким сухпайком монгольские воины отправлялись в длительные походы. Смело съев кусочек этой прелести, на которой кажется успели посидеть все мухи Монголии, я понял, что не продезинфицировав свои внутренности, вряд ли далеко уеду. При этом, лечиться с утра водкой я не рискнул и зная, что у меня сильнейшая аллергия на некоторые антибиотики — проглотил левомицитин. К обеду стало знобить, тело зачесалось. Ещё через пару часов озноб усилился, и сердце стало работать с перебоями. Некоторое время ехал на грани потери сознания, потом – всё! Районный центр Арвайхер был поблизости, а больница ещё работала. Там мне сделали волшебный укол, дали необходимые лекарства, и мы отправились на место ночёвки. В этот день мы между прочим преодолели почти 300 километров, проехали Хархорин (Каркорум) — столицу империи Чингисхана, и въехали в Гоби.

СОКРОВИЩА ПУСТЫНИ

Пески Хонгоро-Элс, растянувшиеся на двести километров, мы пересекали поперёк и ночью. Поэтому у некоторых членов команды возникали проблемы с преодолением засад. Зато потом, пытаясь догнать остальных, они отжигали так, что пролетали мимо, даже не замечали остановившейся команды. Надо сказать, что, если бы не Ганбатор, мы не увидели бы и половины из того, что довелось увидеть. Мало того, что он фактически заменил нам гида и навигатор, он ещё помогал поддерживать постоянную максимальную скорость. Когда мы пробивали колёса, Ганбатор, глядя на наши попытки разбортировать покрышку, ворчал обычное: «Не могу смотреть...» После чего предлагал просто не мешать и делал всё за десять минут, успевая за это время заодно заклеить камеру. За 20–25 минут он справлялся с колесом Land Cruiser (гружёный внедорожник прокалывал их больше десяти раз). С Ганбатором мы чувствовали себя уверенно. Это несложно, когда знаешь, что рядом с тобой супермен. Он без труда находил в пустыне оазисы для пополнения запасов воды и ночёвок, выводил нас из песчаных бурь, показывал уникальные места вроде урочища Хермен-Цав и уникальные места внутри уникальных мест.

Мы увидели скелет маленького динозавра, а Антону посчастливилось найти зуб этой рептилии. В сланцах, возраст которых превышает 100 миллионов лет, обнаружили полный отпечаток древней рыбы. Позже наткнулись на россыпи гранатов, собирая которые, орали: «Мы миллионеры!» Правда, никакой ювелирной ценности эти камни не представляли. Видимо, в недрах кто-то перестарался и создал слишком большое давление. Вот гранаты и потрескались, став абсолютно непрозрачными, с тысячей трещин на один квадратный сантиметр.

ГОБИЙСКАЯ ПЕСКОСТРУЙКА

Ветер не прекращался. Песок и камни нещадно секли лицо, а мотоциклы отказывались ехать. К тому же, по закону подлости большую часть времени приходилось двигаться против ветра. В один из дней, когда буря особенно разъярилась, Валеру сдуло с гребня, по которому он проезжал. Необычно видеть, как движущегося мотоциклиста приподнимает и уносит в сторону. Нам ещё повезло, у Toyota лишь немного посекло лобовое стекло. В Гоби бывали случаи, когда после бурь машины полностью лишались краски, а их стекла становились матовыми от царапин. Однажды, не сумев разбить палатки под шквальным ветром, мы ночевали в юртах, принадлежащих канадской буровой компании. Её работы давно прекращены, но в лагере остались два дружелюбных охранника-монгола. И мы снова были счастливы.

ГОЛОСА ДУХОВ

Из жары снова бросило в холод. Пересекая Монгольский Алтай, мы заночевали на высоте 2 800 метров. А проезжая мимо небольшого озера, увидели сборище кочевников. Разведчик Ганбатор сообщил, что это шаманский обряд, но нам дозволено присутствовать. И главное, это было не показательное выступление, какие иногда устраивают для туристов.

Все три шамана оказались женщинами. Верховная жрица вела церемонию. Сначала она молилась горам, небу, природе, Чингисхану, затем колдовала. Вместе с ней молились все монголы. После она что-то пила и курила, играла на варгане, затем взяла бубен.  И потихонечку вошла в транс, после чего стала общаться с духами. Кочевники обращались через неё к духам с вопросами и просьбами, а она отвечала им голосами этих духов. После церемонии силы оставили шамана и женщина потеряла сознание. Её долго приводили в чувство, а мы тем временем поспешили удалиться, понимая, что мешаем церемонии. Во время обряда я был занят съёмкой и ничего не чувствовал, но после, проехав буквально несколько минут, ощутил неприятную тяжесть в груди. Накатили мрачные мысли. Мне кажется, я испытал на себе последствия колдовства, и мне это не понравилось.

ПОЛЁТЫ И ПАДЕНИЯ

Между тем, приключения продолжались и время от времени кое-кто из нас немного терялся. Особенно этим грешил Кузьмич, он же Лесник. Так мы прозвали Игоря за его одежду охотничьего цвета и повадки. Он всё время норовил отстать или уйти в сторону. Антон же попытался стать очередным монгольским космонавтом, стартовав с бархана в открытый космос. Но мотоцикл не позволил ему это сделать и пилота пришлось буквально отскребать от утрамбованного песка. У меня улетела палатка. Ветер был такой силы, что через полминуты она была метрах в трёхстах. Хорошо, Кузьмич догнал ценное снаряжение.

На границе Большого Гобийского заповедника на Валеру с Данилой напали верблюды. Ребята подъехали к источнику и их тут же стали окружать и теснить корабли пустыни. Они вынуждены были отступить и лишь позже поняли, что верблюды ждали, когда люди откроют им доступ к источнику. Видимо так поступал их хозяин. А когда начало смеркаться, мы с Игорем отправились за дровами. Добрались до саксаулового леса, какого не видели никогда прежде – его пышные кусты достигали высоты четырёх метров и сплетались в настоящие джунгли. На границе зарослей устроили засаду в надежде увидеть кого-нибудь из редких животных. И повезло! Вдалеке показались два диких верблюда хаптагая. Кроме этого района Гоби их нигде в мире не осталось. Хаптагай зверь серьёзный, может и напасть.

Конечно, Монголия не тропики и животный мир здесь не так разнообразен, но всю поездку нам доводилось наблюдать архаров, джейранов, чернохвостых антилоп и сайгаков. Добавляли колорита вездесущие сурки, жирные как мультяшные коты суслики и мрачные грифы, косящиеся на нас, как на потенциальную пищу. Лебеди, гуси и утки водятся в этих краях в изобилии. С волками не сталкивались, но говорят их в Монголии больше, чем где бы то ни было. Мечтали увидеть гобийского медведя и красного волка, но они не показывались, хотя чернобурых лисиц гоняли. Что до змей, то на них кроме Данилы никто не натыкался. 

БЕЗ ВОДЫ – СМЕРТЬ!

Больше недели ехали по Гоби, а конца и края пустыне не было. Временами пересекали Алтай – неотъемлемую часть 33-х пустынь, как называют Гоби за разнообразие и неповторимость её ландшафтов. Иногда приходилось двигаться по безбрежным плато, когда на протяжении 200 километров кроме каменистой равнины ничего нет. Если вы иногда встречаете скелеты павших животных, можете не волноваться, жизнь здесь есть. Если скелетов становится много, значит жизнь скоро кончится. Если скелетов нет – будьте осторожны! Вокруг на сотни километров нет ни оазисов, ни колодцев. И хорошо, что вы не один и не пешком. На 16-й день у нас начались проблемы с водой. И вроде горы в снежных шапках, и красавец Сутай (4 090 метров н.у.м) весь день сиял перед нами, но мы были одержимы мыслью о дне отдыха на песчаном пляже. Не мылись уже почти неделю и истосковались по воде. От запланированной днёвки на прекрасном озере нас отделяло 350 километров. Но сначала задержала фотосессия с сайгаками, потом небольшая ошибка и крюк километров в 70, затем добавились два прокола колёс. В результате пришлось ехать ночью. И тут произошла неприятность с моим BMW – отказал аккумулятор. Завести с толкача «450-й» с его компрессией не удалось, хотя и толкали вчетвером, и на буксир брали. Может контакт какой отошёл или генератор сломался, а может реле зарядки?  Одним словом, стартёр перестал реагировать на нажатие кнопки. Прикурили от Toyota. Двигатель я перестал глушить вообще, но он заглох сам. Было решено остановиться в пустыне и организовать ночлег по-быстрому, без палаток и ужина. До озера недотянули каких-то 30 километров...

Утром, собрав последние силы, аккумулятор всё же запустил двигатель. Проблема с водой ещё не была решена и увидев одинокую юрту мы попытались узнать где колодец. Пастухи показали направление и даже дали бидон с верёвкой. Сомневаюсь, что сами монголы берут воду именно в этом месте —колодец выглядел заброшенным. В него всё ссыпалось, в воде плавала зелёная плесень, но выбора не было. В озере вода хоть и чистая, но солёная. Место стоянки на нём было выбрано моим мотоциклом, снова заглохшим с окончательно умершим аккумулятором. В надежде реанимировать, его на всю ночь подключили к Toyota.

ВЕЛИКАЯ КОТЛОВИНА

Что касается места лагеря, то оно было великолепно! Представьте, огромное озеро, километров пятьдесят в диаметре. На другом берегу – горы со снежными шапками. За спиной – огромные барханы, уходящие за горизонт. А прямо перед вами пляж длиной километров сорок. И никого, кроме верблюдов и диких лошадей вдали.  Под ногами песок. Вы мчитесь по нему к воде. А вы – это человек со стёртыми в кровь ногами, не мывшийся несколько дней... Сказка! Озеро Дурген-Нур, на котором мы остановились, фактически было границей Котловины больших озер. Она простирается на север на сотни километров, нам предстояло ехать по ней от озера до озера. Хотя это по-прежнему была пустыня Гоби, перед величием которой трудно устоять.

АТАКА СКОРПИОНОВ

Водой из колодца, когда она закипела, мы заварили чай. Хотя надо было бы кипятить минут 50, до полного уничтожения всего живого. Но в конце поездки, когда в антисанитарных условиях мы прожили больше двух недель без серьёзных желудочно-кишечных осложнений, поневоле расслабляешься.  Одним словом, выпили мы этого чая с Ганбатором, как протухший компот с плавающими в нём зелёными ниточками. Позже даже нашему ко всему привыкшему монгольскому Рэмбо, стало нехорошо. Ребята всё поняли и стали экономно использовать оставшиеся заначки. А я извлёк бутылочку розового «анжуйского», которую тащил от самой Москвы. Накупавшиеся и отдохнувшие, мы кайфовали как буржуи. Ночью Кузьмич, предпочитавший спать без палатки под барханом, позорно бежал под защиту лагеря. Нас окружили скорпионы! Одного из них Данила поймал у себя под спальником. Но Ганбатор сказал, что они не слишком ядовиты. Пришлось поверить...

ТОНКОСТИ КУЛИНАРИИ

После отдыха BMW завёлся с полоборота. Я глушил мотор и запускал его снова. Никаких признаков разрядки. Оставшиеся дни маршрута подарили потрясающие пейзажи и отменную рыбалку. На одной из стоянок ловили прежде неизвестную нам рыбу – османа, повадками отдалённо напоминающую жереха, только ленивее. Такой же хищник без зубов, но с огромным ртом. За вечер поймали рыбин сорок — все от килограмма и больше. Рекордный экземпляр тянул килограммов на шесть. Ошибкой было выбрать самую крупную рыбу для жарки. Она сильно воняла и пришлось почти всё выкинуть. Благо икру не стали жарить. Позже мы узнали, что она, как и внутренности османа, ядовита. А вот небольшие экземпляры вполне съедобны.

ВСТРЕЧИ В ПУТИ

К концу путешествия мы наконец-то покинули Гоби и попали в край пресной воды. Озёра и реки, окружённые снежными пиками, стали отличной разрядкой после засушливой части маршрута. На одной из горных речек, когда до границы с Россией оставалось не более полутора сотен километров, мы решили поохотиться на хариуса. Переехав довольно глубокий брод, я тут же поймал пару рыбин.

Часто за целый день пути мы могли не встретить ни одной живой души. А тут вдруг к нашему ручью один за другим подъехали 23 лифтованных Toyota Prado с туристами из Франции. Они остановились на ланч. Увидев как мы таскаем рыбу, французы тоже попытались ловить, но безуспешно. Решив, что наши блёсны лучше, они одолжили одну, в результате беспардонно её зажилив — помахали нам из окон своих машин и скрылись в пыли. Наверное просто забыли, хотя как-то по-хамски. Мне не было жалко, но после этого ловить стало практически не на что (всё остальное ещё раньше раздарили монголам). Впрочем, нам для счастья всего хватало.

ПРОЩАЛЬНЫЙ УЖИН

До пограничного перехода Ташанта оставалось 50 километров. Разделить вечернюю уху пришлось с чокнутым австралийцем. Ну а как ещё назвать человека, который в одиночку на велосипеде в монгольской глуши штурмует алтайские перевалы. Ким, так его звали на самом деле, видимо понимал, что не всё делает правильно, а потому с радостью принял предложение забросить велик на прицеп и ехать пассажиром. А нам казалось, что мы отморозки... Ким рассказал, что в пути уже одиннадцать месяцев. Его конечной целью была Англия, где он собирался заработать на обратный путь. В Таиланде ему удалось немного отдохнуть, но сейчас он сильно измучен. Впрочем, вечером, как все подобного рода авантюристы, Ким не стеснялся и пил-ел за двоих. На столе всего было вдоволь! У нас был прощальный вечер с монгольскими друзьями и со страной, подарившей столько синяков и впечатлений. Мы не бросали монеток в монгольские озера, но сказки не кончаются — они остаются с нами навсегда.

Текст Владимир Филиппов