Дмитрий Леонтьев. Пожар в тоннеле

Дмитрий Леонтьев. Пожар в тоннеле

  • 1 сентября 2020
  • 0
Барышня на сносях торопилась в клинику и потерялась в незнакомом районе. Навигаторов тогда не было. Пришлось спросить дорогу у полицейского. «Я чё, похож на долбанную карту местности?» — неожиданно резко ответил ей офицер. Может у него было плохое настроение или эта женщина была у него в тот день сотой по счёту. Никто не знает. Но вот уже двадцать лет при любом упоминании полиции США, дама припоминает этот неприятный эпизод.

 

Такая вот некрасивая история всплыла в разговоре Тима Кёрби и Михаила Лапидуса. Оба бывшие американцы, живущие в России и ведущие свои ютуб-каналы. Михаил работал в Калифорнии полицейским. В академии его учили общаться с людьми так, чтобы граждане чувствовали поддержку со стороны власти. Увы, но к этому предмету курсанты относились легкомысленно, а сам он только через много лет практики оценил его важность.

Скорее всего я бы забыл об этом ролике, если бы на следующий день на очередной машине не заехал в Строгинский тоннель. Через полкилометра все три полосы встали намертво. «Пробок здесь обычно не бывает. Что могло случиться? — размышлял я, глядя как мимо в сторону выхода бредёт беременная женщина. — Наверное что-то серьёзное, если дама в положении решила выбираться пешком». Пошёл дым. Я нервно нажал кнопку рециркуляции воздуха, а потом и вовсе выключил кондиционер, чтобы он не забрасывал в лёгкие порции углекислого газа. Вот когда мне пригодилась бы «поддержка со стороны власти», о которой говорил бывший американский полицейский. В тоннеле ведь есть динамики. Их повесили специально для таких случаев. Через них можно предупреждать людей об опасности и напоминать, что вентиляторы работают исправно, и задохнуться никому не дадут. Однако колонки на стенах висели молча и продолжали коллекционировать пыль.

В страхе, что рециркуляция не поможет, я заглушил двигатель. Дыма стало больше. В сторону эпицентра задымления двинулось около десятка человек кавказской внешности. «Видимо, горит фура с фруктами», — подумал я. Это странным образом успокоило. Их так много, они ведь не дадут фруктам пропасть». Внезапно включилось звуковое оповещение: «Срочно покиньте опасный участок». Голос был механическим, записанным на плёнку. Он не объяснил что случилось, и можно ли просто бросить личные автомобили, поэтому все остались на своих местах. Но вскоре стоящие в заторе наконец поняли, для чего этой пещере нужны динамики. С громкостью в два раза превышающей тревожную сигнализацию, истерично завопила неизвестная женщина: «Хватит ходить по тоннелю! Вернитесь в машины. Не создавайте аварийную ситуацию.» Наверное, эту тётку тоже обучали основам общения с людьми во время чрезвычайных ситуаций. Конечно, такой предмет у неё был, иначе бы она не оказалась на своей должности. Однако она, вероятно, посчитала его не нужным и вязала на лекциях носки.

Пожар потушили, никто не пострадал, но отвратительное поведение диспетчера я запомнил надолго. Двадцать минут держать в неведении огромную толпу! В итоге людям пришлось самим ходить, самим смотреть и самим успокоиться. Она дождалась, когда они сделают её работу, а потом на них наорала.

К счастью, Строгинский тоннель сконструирован с умом и большим запасом прочности. Никто не задохнулся. И вентиляция, и пожарные краны работали исправно. Единственное, что подвело, так это человек у микрофона. А ведь умение оказывать поддержку важно не только для американцев.