Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Ботсвана

Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Ботсвана

  • 11 января 2020
  • 0

До 30 сентября 1966 года английский протекторат, известный сегодня как Республика Ботсвана, назывался Бечуаналенд. Согласитесь, такое имя стоило поменять. Ботсвана одна из немногих африканских стран, действительно рационально использующая свои ресурсы. Она интересна, безопасна и, безусловно, привлекательна для автопутешественников.

На Ботсвану наша команда возлагала особые надежды. Ведь, вопреки ожиданиям, бездорожья в Восточной Африке оказалось куда меньше, чем нам хотелось бы. Всему виной вездесущий Китай, за последние годы проложивший в Африке тысячи километров дорог. Вы не поверите, но мы встречали идеальные шоссе даже там, где по идее их вообще не должно было быть. Некоторые ещё не успели нанести на карту. В результате деятельности энергичных китайцев Судан, Эфиопия, Танзания, Бурунди обзавелись куда лучшей транспортной инфраструктурой, чем некоторые восточноевропейские страны.

Периодически поглядывая на наши внедорожники, обутые в грязевую резину, я мечтал о том дне, когда мы сможем использовать их по прямому назначению. И казалось, в Ботсване это должно было получиться, ведь значительную часть страны занимает национальный парк «Чобе» с дельтой реки Окаванго. Внутри парка разветвлённая сеть дорог, разумеется, не асфальтированных, и, судя по видео из интернета, многие из них в дождь превращаются в настоящее месиво. А это уже какое-никакое приключение. То есть как раз то, что нам нужно. Решено, едем в «Чобе»! Будем пробираться по самым глухим дорогам, а после пройдём по солёным озёрам нацпарка «Макгадикгади». Прямо по воде. Если, конечно, она там будет.

 

Помимо государственных парков, в Ботсване много частных земель, владельцы которых подписывают обязательство охранять животных в пределах ареала. На фотографии зебры бредут по одной из таких территорий

 

Касане

С переходом границы из Зимбабве в Ботсвану проблем не возникло. Россиянам виза не нужна, машины оформляются быстро и просто, посредством заполнения TIP (Temporarily Import Permit) формы. Кстати, мы переходили в месте, где сходятся границы четырёх стран – Зимбабве, Замбии, Ботсваны и Намибии. Да, представьте, и Намибии тоже. Сюда протягивается так называемая полоса Каприви, появившаяся согласно Занзибарскому договору 1890 года, когда этот регион вошёл в состав Германской Юго-Западной Африки. Она должна была предоставить Германии суверенный доступ к реке Замбези и своё название получила в честь графа Лео фон Каприви, тогдашнего немецкого канцлера. Наш телефон постоянно мечется, регистрируясь то в Ботсване, то в Зимбабве, то в Намибии.

Прямо перед въездом в национальный парк «Чобе» находится небольшой туристический городок Касане. Здесь автопутешественник может найти всё необходимое: симки, провиант, воду и, конечно же, разнообразные карты. Это было особенно кстати, потому что, планируя поездку, мы столкнулись с огромным дефицитом информации. Подробной карты парка мы так и не нашли, а на въезде её можно приобрести всего за несколько долларов. Правда, появились новые сложности. Останавливаться в парке можно только в кемпингах. Дикий туризм, не говоря уже о разжигании огня, категорически запрещён. Нарушителей наказывают большими штрафами и депортируют из парка. За всем бдительно следят вооружённые рейнджеры, с утра до вечера шныряющие по парку. А вот самостоятельно забронировать кемпинг в парке – проблема. Как правило, они расписаны на многие месяцы вперёд и стоят, без преувеличения, сумасшедших денег. Впрочем, вариантов у нас всё равно не было, и мы решили ехать наобум, в надежде разыскать приют уже на месте.

 

Преодолев путь от Новосибирска до Ботсваны, мы смогли оценить все преимущества деталей от "Полиуретана"

 

В «Чобе»

Въезжая в парк, мы ничего не платили, а лишь зарегистрировались и сообщили, через какие ворота собираемся его покинуть. Расчёт зависит от того, сколько дней вы планируете там провести. С первых же метров пришлось спускать колёса, дорога песчано-глинистая, и мы начали пробуксовывать. Одна атмосфера – идеальное давление для этих мест. Кстати, в процессе стравливания воздуха наш коллега Эльшан обнаружил неисправность: один из листов задней рессоры на его машине лопнул, буквально раскрошившись на несколько фрагментов. Возвращаться назад мы, разумеется, не хотели, поэтому поехали дальше, только немного осторожнее, особенно на кочках, потому что риск, что задняя рессора окончательно рассыплется, возрастал с каждым ухабом. Средняя скорость движения – 15–20 км/ч. В парке сухо. Очень сухо! Хотя, согласно метеоданным, здесь только что закончился сезон дождей. На въезде нас предупредили, что в этом году дождей было значительно меньше обычного и уровень воды в парке на минимальных отметках.

Первое, что удивляет – скелеты слонов, лежащие вдоль дорог. Куча огромных костей и исполинский череп. Откуда они? Браконьеры? Охотники за слоновой костью, которые убивают животных там, где им удобно спиливать и увозить бивни? Или слоны почему-то приходят умирать ближе к дороге? Разумного ответа на этот вопрос мы так и не нашли, спросить было не у кого, а жутковатую картину мы встречали ещё не раз. Хотя живых слонов тоже хватает – они дают о себе знать «минами» на дороге. Причём таких размеров, что временами сложно не испачкать машину результатами их жизнедеятельности. Дорога щедро усыпана свежими лепёшками, которые сочно, с брызгами разлетаются в разные стороны, когда кто-нибудь по неосторожности на них наезжает.

 

 

Ну а раз есть следы, значит, есть и слоны. И точно, буквально в сотне метров от дороги небольшое, наполовину высохшее озерцо. Около него бродит стайка антилоп и слоновье семейство. Маленькие слоники выглядят такими милыми и пугливыми, что мы теряем всякую осторожность. А зря! В кустах видны рослые силуэты взрослых животных – там, похоже, бродят сразу несколько семей. Мы выпрыгиваем из машин, вооруженные видео- и фотокамерами, и тихонько пробираемся в чащу. Какая красота! Мама, папа, несколько детишек и, видимо, их соседи не торопясь гуляют по лесу. Нас они не боятся и, кажется, почти не обращают внимания. Мы подходим всё ближе, щёлкает затвор фотоаппарата. И тут я замечаю, что отец семейства (по крайней мере, он был больше всех) начинает на нас коситься. Потом медленно разворачивается и резко бросается в нашу сторону. Как же быстро пришлось нам бежать! Хорошо, что мы не подошли ещё ближе и благоразумно оставили дверь машины открытой.

– Миша, жми! Кто знает, что у него на уме! – кричу я, и, поднимая пыль, мы уносимся вдаль.

Прежде я никогда не бегал от слонов, но читал, что в запале эти вроде бы безобидные животные легко топчут людей и переворачивают машины. Проверять правдивость этой информации не хотелось.

 

Грациозные антилопы национального парка "Чобе". Спугнуть из может даже тихий щелчок фотоаппарата

 

По ходу движения из кустов то и дело высовываются любопытные морды антилоп и жирафов, но чаще всего дорогу, сильно повреждённую эрозией, переходят слоны. Видно, что ещё совсем недавно здесь текли бурные дождевые реки, вымывая всё на своём пути. Наша цель – единственный кемп, находящийся где-то в самом центре «Чобе». Если повезёт, мы там заночуем, а весь следующий день будем ехать без остановки. Около четырёх часов мы уже были на территории и объясняли девушке-менеджеру, что хотим переночевать, хотя заранее ничего не бронировали. Выслушав нас, она просит дать ей десять минут, связывается по рации с директором, и вскоре мы слышим результат их недолгих переговоров:

– Сэр, у нас есть три свободные комнаты. Цена – 550 долларов.

– Наверное, вы хотели сказать 50 долларов? – не веря своим ушам, переспрашиваем мы.

– Нет, – демонстрируя чудесные белые зубы, говорит девушка, – 550 американских долларов. С человека!

Отдать столько денег за номер в африканской глуши – точно не вариант. Такие цифры категорически не вписываются в наш бюджет, тем более, что в команде 15 человек. Да и место, прямо скажем, не такое уж восхитительное. Рядом небольшой высохший водоём и большую часть дня глубинные насосы качают в него воду, чтобы утром и вечером животные приходили на водопой. Сам по себе, без помощи техники, он бы давно пересох. Вот это и есть главная здешняя достопримечательность, которая видна как из окон кемпа, так и с нескольких вышек, установленных рядом.

– А может разрешите нам поставить палатки на территории? Сейчас уже четыре часа, а темнеет в шесть. Мы не успеем выехать из парка, – не унимались мы.

– К сожалению, нет, сэр. По правилам парка установка своих палаток категорически запрещена. Нас могут лишить лицензии. Я свяжусь с главой рейнджеров и попрошу помощи.

 

Рядом может быть лев

На юге солнце быстро падает за горизонт. Мы продолжаем любоваться багряными цветами заката, хотя понимаем, что уже через двадцать минут на наши головы опустится тьма. Рейнджеры предложили ехать на их базу и ставить палатки прямо рядом с ними. Они лично будут отвечать за нашу безопасность. Других вариантов нет.

– Вы можете встать здесь, здесь и здесь, но помните неподалёку бродит немолодой лев, которого на днях нахальный выскочка выгнал из прайда. Старик в ярости! Он жаждет реванша и, скорее всего, будет ходить около лагеря. Помните простые правила: пока вы вместе, вам нечего бояться – ни лев, ни кто-либо другой вас не тронет. Но стоит отойти на десяток метров от лагеря, как в темноте вы превратитесь в идеальную жертву. Через два часа мы вернёмся и проверим, как у вас дела.

Перекинув карабин через плечо, военный лихо заскочил в старенький Land Cruiser, и вся команда рейнджеров, подобно летучему отряду батьки Махно, шумно умчалась вдаль, поднимая клубы пыли.

 

Вот так обычно выглядит дорога в национальном парке. Вполне сносно, пока не начался дождь

 

Немного оглядевшись, мы начали устанавливать палатки. Прямо около выбранного нами места зиял огромный отпечаток слоновьей ноги. Нам оставалось надеяться, что ночью слоники сюда не вернутся. Впрочем, постепенно мы привыкли к новому месту и уже через пару часов сидели довольные жизнью и рассуждали о том, какие ещё необычные остановки ждут нас на пути. Тем временем, вокруг всё оживало. Тёмный лес наполнялся звуками. Кто-то ухал, кричал, кто-то тихонько шуршал, пробираясь сквозь кусты. Но мы были слишком многочисленной, яркой и шумной добычей для хищников, и они нами не заинтересовались. Вскоре появился главный рейнджер.

– Да, у вас, я смотрю, всё хорошо, и палатки на машинах стоят. Это правильно! Обязательно оставляйте на ночь свет – он отпугнёт животных. Если что не так, просто посигнальте, и мы мигом будем здесь.

– Конечно, конечно, – встаю я на пути рейнджера. Нельзя, чтобы он проник вглубь лагеря. Отсюда, в силу особенностей освещения, ему видны только первые две палатки, стоящие на машинах, а вот целую вереницу обычных, разбитых на земле, он не видит. И не должен увидеть. Здесь это недопустимо!

– Всё замечательно! Спасибо огромное за заботу! Утром мы к вам заедем.

Теперь можно ложиться спать. Оставляем большой светодиодный фонарь, запитанный от одного из аккумуляторов. Он ярко освещает лагерь, и животные сюда не пойдут.

 

Там, где давно не ездили

Утром мы проснулись ещё до восхода. Расчёт был прост: вчера вечером, на закате, вдоль пути нашего следования мы видели много животных. Наверняка с утра будет то же самое, подумали мы, только света побольше, и с этой радостной мыслью рванули вперёд. Прошло 10, 20 минут, час, но животных почему-то не было. Всё вокруг словно вымерло. На развилке мы выбрали самую узкую и ненаезженную дорогу. Ведь нам хотелось приключений, а значит, нужно ехать туда, где никого нет. Дорожка сужалась, ветки свисали всё ниже, и, чтобы не сломать антенну, её пришлось сложить. Да, похоже, здесь давно никто не ездил. Колею занесло песком, а дорогу то и дело преграждали молоденькие деревца. Окна открыты, начало прекрасного солнечного дня, мы едем сквозь заросли национального парка... Что может быть лучше?! Но, как известно, счастье никогда не бывает долгим. Особенно здесь, в африканской глуши.

– Пшшшшшш! – вслед за сухим деревянным треском раздаётся знакомое шипение.

– Чёрт бы его побрал, только не это! – не нужно выглядывать в окно, чтобы догадаться, что случилось.

Если вы захотите сделать это специально, то у вас точно ничего не выйдет, а вот случайно, да ещё и в самый неподходящий момент – пожалуйста. Мы разорвали покрышку сухой сломанной веткой. Её острый край вошёл под нужным углом и пропорол переднее правое колесо. Отличная новость для всей команды! Можно совместить лесной шиномонтаж с завтраком. А лес, между тем, становился всё гуще, и мы начали опасаться, что дорога где-нибудь закончится тупиком. Временами, когда лес редеет, чуть наезженная тропа окончательно теряется, и мы мечемся на открытом пространстве, в надежде отыскать дальнейший путь. Этих дорог нет на Google, только софт, работающий с OSM (Open Street Maps), прочерчивает пунктирные тропинки.

 

Впереди песчаные грунты и мы спускаем давление на колесах. Одна атмосфера - идеально подходит для этих мест

Животных почти нет. Солнце распаляется всё сильнее, и термометр уже добрался до плюс 35 °C. К счастью, это не те, с огромной влажностью, 35 градусов, которые были в Дар-эс-Саламе. Внезапно прямо под моим Hilux раздаётся странный сухой скрежет – отвалилось крепление защиты. Последний раз такая проблема была в далёкой Монголии, правда, там это было вызвано непрекращающейся вибрацией. Сегодня всё проще: винты проржавели и больше не держат лист металла. Придётся нарезать новую резьбу и крепить всё заново. Благо, эта поломка ни на что не влияет, и, закинув защитный лист в кузов, мы мчим дальше. Уже на выезде из парка женщина-контролёр никак не могла понять, как мы сюда добрались. Пришлось начертить ей наш маршрут на карте.

– И вы здесь проехали? А там можно проехать? Даже наши рейнджеры туда не суются! – продолжала удивляться она.

 

Дальше по Ботсване

Весь день мы напрасно ждали животных. Самое интересное началось уже на закате, когда мы покинули пределы парка. На дороге стало твориться что-то невообразимое: слоны ходили толпами, а с ними жирафы, антилопы и всякие мелкие хищники. В озере около деревни притаился бегемот, глаза которого неподвижно торчали над заболоченной поверхностью. Один из слонов остановился прямо на середине дороги и сердито посмотрел на нашу колонну. Складывалось ощущение, что мы ему не очень понравились. После небольшой паузы, он поднял хобот к небесам и громко протрубил, ни на секунду не отводя от нас взгляд. Вероятно, он принял машины за врагов и уже готов был пойти в атаку. Но мы не остались в долгу. В ответ на его боевой клич с нашей стороны прозвучала гордость команды – огромный пневматический гудок, который обычно ставят на фуры. Поверьте, звучал он ничуть не слабее слоновьего. В глазах слона появилась растерянность. Он никак не ожидал, что такое мелкое, на его взгляд, существо обладает таким мощным голосом. Тряхнув головой, как бы говоря: «Что ж, ребята, это было круто!», он продолжил движение в лес и вскоре исчез в кустах. Мы с облегчением и гордостью перевели дух. Может быть, впервые в своей жизни слон получил достойный ответ, и надеемся, он запомнит его надолго.

 

Вдоль дороги парка повсюду валяются слоновьи черепа.  Откуда они, выяснить так и не удалось

 

Кроме общественных национальных парков, в Ботсване есть и частные владения, которые имеют обязательства перед государством сохранять животных в пределах их ареала. Так, в одном из семейных кемпов, помимо домиков, есть огромная территория, населённая носорогами. В теории тут сосуществуют белый и чёрный подвиды со своими особенными манерами и повадками. Хотя в реальности друг от друга они отличаются только тем, что одни слегка темнее, а другие светлее. Кстати, я был очень удивлён, впервые увидев носорога так близко. Мне всегда казалось, что они значительно крупнее. Правда, нрав у них и в самом деле не самый миролюбивый. На боках у многих видны характерные дыры – повреждения, полученные в схватках с сородичами. Позже нам даже покажут животных со спиленными для безопасности рогами. Впрочем, здесь есть чем полюбоваться, и помимо носорогов…

 

 

Всегда идущий в авангарде Эльшан неудачно наехал на упавшее дерево и необычайным образом загнул амортизатор. Ехать так дальше нельзя, поэтому рано утром мы мчим в соседний городок для ремонта. Но на официальном сервисе Toyota нет свободных мест. Как выясняется, это к лучшему, потому что в итоге мы находим мастерскую Моисея, выходца из Зимбабве. Ребята в мастерской оказываются очень сообразительными и за пару часов всё чинят. Правда, из-за нехватки пары гаек, нам пришлось поехать на местный авторазбор. Поверьте, это очень колоритное место! Особенно когда мастер копается в тонне мелких деталей, наваленных огромной кучей прямо на полу. Но, в конце концов, амортизатор занял своё место, и мы направились в сторону столицы.

 

От «Мореми» до Габороне

После заповедника «Мореми» начинается асфальт. Отличная дорога! Разумные ограничения, разметка, оборудованные места остановки. Что ещё нужно для счастья? Первичный маршрут через национальный парк «Макгадикгади» пришлось изменить. Во-первых, там нет воды, и вместо езды по заболоченным пространствам нам пришлось бы трястись по неровно высохшей грязи. Во-вторых, с учётом по-прежнему хромой рессоры Эльшана это будет слишком суровое приключение. В общем, мы изменили маршрут и двинулись по асфальту. За окнами плыли соломенные пейзажи. Ботсвана оставляла ощущение вечной сухой осени, хотя в короткий сезон дождей всё здесь выглядит позеленее, особенно в дельте Окаванго.

 

Здание католической миссии в Габороне

 

Активные приключения в этой стране заканчиваются, и мы въезжаем в столицу – Габороне, город в нескольких десятках километров от границы. Он относится к тому типу городов, который достаточно отметить галочкой «я здесь был, я это видел» и спокойно ехать дальше. Чисто, аккуратно, но возвращаться сюда снова вряд ли захочется. По крайней мере ехать в Ботсвану, чтобы увидеть Габороне, точно не стоит. Совсем скоро мы пересечём границу с Южно-Африканской Республикой и попадём в самую экономически развитую страну Африканского континента, чтобы, радуясь детским воспоминаниям, фотографироваться на фоне таблички с надписями Limpopo и Welcome to South Africa.

 

Текст Алексей Камерзанов, фотографии автора и участников экспедиции

Чтобы всегда быть в курсе последних новостей, обязательно подпишитесь на наш канал https://clck.ru/JtHPe на Дзене!